Творчество

Листая прошлого страницы. Истоки.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
В июле 1959 года император Эфиопии Хайле Селассие I посетил Свердловск.
В июле 1959 года император Эфиопии Хайле Селассие I посетил Свердловск.
Фото: © Государственный архив Свердловской области. gaso-ural.ru

Автор прослеживает все этапы развития рудного дела на  Урале и, конечно, в Берёзовском. Дан подробный исторический экскурс, рассказано о людях, внесших  неоценимый вклад в историю золотодобычи. Виктор Земских рассказывает о развитии Берёзовского рудника в советские годы - как возникли шахты Советская, Южная, Северная, как совершенствовалось производство. В то же время автор не проходит мимо острых проблем, например в главе "За рудник стоит бороться". Завершающим аккордом публикации явилась статья "Модернизация рудника". Вместе с автором мы имеем возможность восстановить в памяти основные вехи истории и развития Берёзовского рудного предприятия.

 

И не должно сомневаться. 

В семнадцатом веке в России активно начало  развиваться товарное производство, что потребовало увеличения массы денег. Они тогда чеканились из серебра, золота и в основном из зарубежных монет. Правительство всячески поощряло поиск драгметаллов, о чем говорят царские указы того времени: «Мы уповаем, что каждый наш верный поданный будет награжден  прибыточными привилегиями или жалованными грамотами, если к всенародному российскому обогащению подвижен будет и станет подземные богатства приисковать». 

Поиски золотой руды шли по всей России, в том числе и на Урале. Как известно, 21 мая 1745 года нашел «особливо похожих на золото крупинки три-четыре» Ерофей Марков. Начались работы вокруг первоначальной находки, но результаты пришли не сразу. Привлекли иностранных специалистов: Гока, Макса, Горна, Шрама, Телька, Рылка, но и 1746 год оказался неудачным. Лишь 23 сентября 1747-го пробирный мастер Ермолай Рюмин подтвердил, что на месте находки Маркова действительно есть золото. После здесь возник рудник Первоначальный, давший свыше 1 миллиона 600 тысяч пудов золотой руды. Теперь тут поставлен памятный знак со словами М. Ломоносова: «И так не должно сомневаться в довольстве всяких минералов в Российских областях». 

Если на Алтае и в Нерчинске в это время добывалось золотистое серебро, то с Урала пошло в Петербург серебристое золото. Возникла Екатеринбургская золотых промыслов горная экспедиция, объединившая Березовский, Пышминский и Уктусский промыслы. К 1800 году у нас было уже более пятидесяти рудников. Золотоносной оказалась территория в несколько десятков квадратных километров, открывались все новые рудные жилы. 

Главной рабочей силой в первые десятилетия на Березовских приисках были кандальные каторжники. Жили они в деревянных бараках, работали в шахте по двенадцать часов. Ежегодно поставляли по 500-600 человек, но хватало их лет на пять. Подневольный труд - малопроизводителен, поэтому постепенно каторжников стали заменять солдатами, а затем вольнонаемными. К 1800 году Березовский был крупным поселком с церковью, госпиталем, с тринадцатью казенными и семью сотнями обывательских домов. В тот период на руднике работали три - четыре тысячи человек, в приписных деревнях десять тысяч человек заготовляли для рудника лес, сено, уголь, продукты. 

В начале прошлого века стране крайне понадобилось золото. Шахтной руды для Березовской золототолчейной фабрики не хватает. Смотритель ее Лев Брусницын ищет руды в старых отвалах и там, отбирая  пробы у речки Березовки, наталкивается на россыпное золото. Его открытие резко подтолкнуло добычу драгметалла сначала на Урале, а после в других регионах. Брусницын много поработал над совершенствованием добычи россыпного золота, особенно извлечения его из песков. Немало сделал для развития дела и сенатор Соймонов, командированный  правительством на Урал. Он упростил порядок отводов земли для поисков, разведки и добычи, установил принципы расчетов. Благодаря таким людям в 1845 году в России добывалось золота в двадцать раз больше, чем в 1812- ом. Объем добычи составлял тогда половину мирового производства металла. 

Березовские промыслы в целом работали стабильно, но были и спады. В 1874 году правительство передало рудник из своего ведения частному паевому товариществу полковника Асташева. Пайщиками стали, известные в России дома Барклая-де-Толли, Шувалова, Дашкова. В условиях договора было обозначено: пайщики на свой капитал строят шахты, покупают оборудование и сдают золото государству по сложившейся на рынке цене. 18,5% добытого металла предприятие сдавало бесплатно. В случае отсутствия денег у казны разрешалось золото продавать по своему усмотрению. 

Созданное товарищество до начала Первой мировой войны действовало успешно и прибыльно. В зависимости от экономической обстановки в стране и потребностей в золоте в отдельные периоды подобные предприятия даже освобождались от всех налогов, иной раз им выдавали бесплатные субсидии на организацию производства. В целом рудник устойчиво работал до 1911 года, затем добыча начала снижаться, а после 1917 года резко пошла на убыль, достигая всего нескольких  килограммов в год. Восстановление началось лишь с 1929 года, а в 1936-м здесь добывали уже в три раза больше, чем в 1911 году. Таким темпам способствовали, в частности, взаимовыгодные отношения центра и территорий.

История рудника в годы Великой отечественной войны - трудная и героическая. В 1949-м коллектив шахтеров был награжден в связи с 200-летием рудника орденом Ленина. В конце семидесятых провели обширные геологоразведочные работы по уточнению запасов руды. Залежи были прослежены до глубины тысячи метров. На расширившейся сырьевой базе в 1980 году начали реконструкцию рудника: закрыли мелкие шахты с устаревшим оборудованием, построили первую очередь «Северной», приступили к «Центральной-скиповой» с башенным копром, заменили маломощную технику на более крупную самоходную, отечественную и зарубежную. Для сохранения поверхности и улучшения экологической обстановки на поверхности рудника освоили гидрозакладку выработанного пространства. Современное предприятие переживает далеко не лучшие времена, это известно всем. Но знание того, что запасов золота хватит еще на десятки лет, а работают здесь высококвалифицированные рабочие и инженеры, дает искру надежды на доброе, надежное будущее.

 

Золотые плоды геологоразведок. 

По правому берегу речки Березовки проходит улица Коммуны. Это первая и самая старая улица Березовского поселения, что ни дом здесь – то история, большая или маленькая. В конце улицы расположена группа старых-престарых зданий, занимаемых промразведкой. Пол тут ушел под землю, стены стали совсем ветхие, но они видели за два века столько интересного... 

В начале IIX века Петр I прорубил окно в Европу через Балтийское море. Его верным сподвижником стал морской офицер Федор Иванович Соймонов. Прорубили окно и поплыли в богатые страны за покупками. Но денег на них оказалось маловато, а своих товаров для продажи  еще меньше. Вот тогда, и направили Федора Соймонова быть губернатором Сибири. 

В своей поэме «Сибирь» Марина Ивановна Цветаева посвятила несколько строк представителю известного дворянского рода. 

Лежу на соломе, 

Царей не корю. 

– Не ты ли Соймонов, 

Жизнь спасший царю?

(С ноздрею-то рваной?) 

– Досказывать, что ль? 

И сосланный Анной 

Вываривать соль 

В Охотске. 

– В карету! 

Вина прощена. 

Ноздря – хоть не эта  

– А приращена. 

И кажный овраг 

Про то песенку пел: 

Как Федька-Варнак 

Губернатором

Тобольским сел. 

Речь в этих строках о Федоре Соймонове, участнике Азовского похода Петра I, помогшем царскому судну уклониться от вражеских ядер. После смерти Петра I за участие в заговоре против Бирона, фаворита Анны Иоанновны, Соймонов был сослан на каторгу в Охотск, но помилован Елизаветой Петровной и назначен губернатором Сибири. Там он должен был заниматься мехами и серебром. Меха он взял на себя, а добычу серебра поручил сыну Михаилу. 

Для ведения дела Михаилу Федоровичу пришлось обучаться у иностранных мастеров и геологоразведке, и строительству шахт, и добыче руды, выплавке металла. За восемь лет Соймонов-младший увеличил поставку серебра в казну в несколько раз. Его успехи были замечены при дворе, и в 1771 году Михаила Федоровича назначают главным командиром Берг-коллегии. Коллегия ведала разведкой полезных ископаемых, строительством и эксплуатацией казенных рудников, металлургическими, машиностроительными и оружейными заводами, занималась также чеканкой серебряных и золотых монет, обеспечивала предприятия специалистами горного и металлургического производства. Вступив в должность, Михаил Соймонов прежде всего занялся организацией геологоразведочных работ, в первую очередь, на Урале. Так в нашем крае были созданы три разведочных партии: одна – в Перми, две – в Екатеринбурге и одна из них – в Березовском. Возможно, размещалась она на том самом месте, где сейчас находится промразведка. 

Золото для торговли России было нужно как воздух. И этому власть придавала огромное значение. Михаил Федорович дважды возглавлял горнозаводскую службу страны: с 1771 по 1781 годы и с 1796 по 1801-й. В первый раз он ушел по болезни: его одолел ревматизм, но император Павел I снова уговорил его поработать. В этот период в Березовском велись исключительные по масштабу разведочные операции. Вся территория поселения была покрыта разведочными канавами и шурфами. Добычу вели около пятидесяти рудников. Наиболее богатую золотом дайку назвали именем Соймонова. Один из самых крупных рудников также назывался Соймоновским. Михаил Федорович активно помогал Демидову, Яковлеву, другим промышленникам в строительстве заводов. Он был сторонником централизованного руководства производством. Он считал, что в этом случае предприятия лучше контролируются и доходы от них выше. Известный на Урале того времени специалист А.С. Ярцев, проверявший состояние екатеринбургских заводов, доносил Соймонову: «Всюду обнаружены никакому горному и заводскому порядку несоответствующие неустройства», «Куда ни заглянул, встретились мне всякие беспорядки, леса вокруг заводов вырублены и не восстанавливаются», «Отчетов заводы государственному казначею не шлют и многие вырученные миллионы рублей остаются в неизвестности». 

Как показало время, при Соймонове с его принципом централизации порядка было больше. При децентрализации заводы стали работать без контроля, поступления прибылей в казну проследить оказалось сложно.

Геологоразведочные работы, организованные Михаилом Соймоновым по всей России, создавали надежную базу для будущего горнозаводского дела государства. Выделяя тридцать тысяч рублей, Павел I лично поручил Соймонову наблюдение за работой партий по «прииску руд». В свою очередь, Михаил Федорович докладывал 17 марта 1798 года императору о результатах полевого сезона, с гордостью писал, что руководимые им партии «счастливым открытием руд совершенно оправдали ожидаемую от того пользу, а издержки с избытком заплачены плодами разведок». На Урале в тот сезон были найдены в районе Невьянска серебросвинцовые и медные руды. Затем нашли медные руды у Туринска, которые отрабатываются и сегодня. Много руд открыли на «Башкирском Урале»: эти месторождения в эксплуатации в настоящее время. 

Михаил Соймонов целенаправленно занимался и подготовкой российских кадров горнозаводского дела. Он создал Петербургский горный институт, став первым его ректором. Под руководством Соймонова были освоены новые технологии получения металлов, солей, серы. Это весьма знаменательный факт: до Соймонова только иностранцы создавали в России специальные учебные заведения. 

В 1801 году Михаил Федорович окончательно ушел в отставку. Государство пожизненно сохранило ему оклад главного командира Берг-коллегии. В конце жизни он переехал из-за своего ревматизма из влажного Петербурга в Москву. В 1804 году Михаила Соймонова не стало. 

Михаил Федорович принадлежит к той плеяде людей, которые превратили Урал в опорный край державы. Созданные им первые разведочные партии, впоследствии стали мощными геологическими управлениями, которые вели разведку по всему Уралу и Востоку. Всегда успешно трудилась и Березовская промразведка, обеспечивая работой три - четыре тысячи  шахтеров, а страну – золотом. Отличалась она всегда высокопрофессиональными специалистами, горняки хорошо знают фамилии Рожкова, Казимирского, Котыбаевой, Баталина, Никитина. В промразведке работали более ста человек - бурили скважины, составляли проекты, обеспечивали документацией подрядчиков на подземных работах, приращивали запасы золота на две - три тонны в год. 

Сейчас, к сожалению, Уральское геологическое управление сократилось в десять раз, в нашей промразведке осталось пять человек. Ее здание стоит практически без окон и дверей. Разведка недр, шедшая четверть тысячелетия, приостановлена. Будем ждать нового Соймонова?

 

По указанию государева двора и в казну Отечества. 

В мае исполнится 255 лет со времени, когда Ерофей Марков нашел жилы с вкраплениями рудного  золота. Тот год и принято считать днем рождения  рудника. 

На всей территории Березовского и в его окрестностях до сих пор встречаются провалы от мелких шахт и отвалы пустых пород от их проходки. Бывало на месторождении одновременно функционировали до пятидесяти мелких рудников. За все время добычи пройдены сотни шурфов и шахтенок небольшой глубины: это отрабатывалось множество золотоносных жил. В целом под городом найдено 250 рудных тел-даек и несчетное количество жил. Из них лишь двадцать пять богаты высоким содержанием золота. Почти все имеют названия: Перво-Павловская, Второ-Павловская, Елизаветинская, Севастьяновская, Соймоновская. Напомню, что был и Соймоновский рудник. В честь кого получили имена дайка и рудник, какую роль для Березовского сыграл Соймонов? 

Оказалось, что в создании истории предприятия участвовал не один Соймонов и даже не одно поколение семьи, носящей эту фамилию. Деятельность Михаила Соймонова относится ко второй половине XVIII века. Это период царствования Павла и Елизаветы, имена которых и носят дайки шахты «Южная». 

В 1823 году, в исключительно трудное экономическое время для России, министром финансов страны назначается граф Егор Францевич Канкрин. О нем, в одном из номеров «Горного журнала», можно прочесть: «Знаменитый государственный муж, которого вся предыдущая жизнь была приготовлением к этой трудной должности». Правда, император Александр I долго колебался с его назначением: Канкрин слыл человеком независимым, с собственным мнением, не всегда совпадавшим с мнениями Его Величества и общественным. К примеру, Егор Францевич, будучи финансистом, считал раздачу земли крестьянам, дробление на мелких землепользователей неприемлемым. Его точка зрения: в этом случае с них никогда не получить всех налогов, налоги эффективнее собирать с крупных помещичьих хозяйств. С позиции же налогообложения Канкрин утверждал: крупная промышленность в основном должна быть у государства. Частники, признавал он, может быть, и лучше поведут дело, но полных налогов никогда платить не станут. Им выгоднее работать на себя, а не на государственную казну. Е. Канкрин был также против частных банков. 

Тем не менее, финансовый кризис, обесценивание бумажных ассигнований вынудили Александра I искать спасение в недюжинных деловых качествах графа Егора Канкрина. Последующее улучшение в экономике страны подтвердит высокую репутацию последнего. Во всех энциклопедиях имя Канкрина связано с его весьма удачной и эффективной налоговой и денежной реформами. 

Сразу после своего назначения в 1823 году Егор Францевич начинает заниматься Березовским рудником, где в те времена добывалось основное золото России и где, незадолго до этого, Лев Брусницын (1814 год) открыл способ получения россыпного золота на речке Березовке. На Березовский завод Е.Ф. Канкрин направляет комиссию во главе с Владимиром Юрьевичем Соймоновым. Должен сказать, что у Михаила Федоровича Соймонова, о котором шел рассказ выше, были брат Юрий и четыре сестры. Своих детей Михаил Федорович не имел, потому, видно, принимал активное участие в судьбе сына брата – племянника Владимира. Тот, пошел по стопам дяди, закончил горный институт. Берггауптман IV класса - Владимир Соймонов прибыл в Екатеринбург «с высочайшим рескриптом» такого содержания: «Господину тайному советнику сенатору Соймонову. По случаю открытия золотосодержащих песков на обширных пространствах Уральских гор признаю я нужным, чтобы сия признаки государственного богатства рассмотрены были особой комиссией. Я назначаю Вас председателем в уверенности, что Вы исполните сие поручение с полным успехом. Санкт-Петербург, 6-го апреля 1823 г. Александр». 

В программе комиссии Соймонова на первом месте стояло увеличение добычи золота, на втором – борьба с воровством, и надо полагать, не карманным. Владимир Юрьевич отправился разобраться со всем этим на месте. Сенатор, в прошлом боевой, образованный офицер, взялся за дело с умом, настойчивостью, энергией. Руководством для работы ему служила программа, придуманная в свое время Соймоновым старшим. Она предусматривала экономически выгодный порядок получения металлов, ограждение от расхищений прибыли и своевременную поставку всего добытого по указанию государева двора и в казну Отечества». Соймонов-младший пробыл на нашем руднике целый год. Анализируя, искал пути увеличения производства золота. К концу командировки он подготовил ряд постановлений для Министерства финансов и указов императора. Но уже за год его присутствия на руднике, добыча драгметалла удвоилась! 

Чтобы убедиться в необходимости подписания своих указов, Александр I приехал в 1824 году на Березовский завод. Он был единственным царствовавшим монархом, посетившим Урал непосредственно в годы своего правления. В Екатеринбурге и его окрестностях император провел три  с половиной дня. Весь день 27 сентября с 7 часов утра до 14 часов 30 минут был посвящен осмотру Березовских золотых приисков. Александр I дважды спустился в шахту, где «Его Величество потребовал кайлу и несколько минут изволил заниматься добычею руды и приметно старался узнать труд горных работ». Осмотрел Преображенский рудник, посетил открытый в 1804 году Мариинский прииск на реке Пышме, где шла промывка золотосодержащих песков. Несколько минут царь промывал песок, мечтая найти самородок. В это время произошло событие, заранее подготовленное устроителями августейшего посещения прииска: в нескольких метрах от императора таки был найден самородок весом в 18 золотников. 

Далее Александр посетил Ильинскую церковь Березовского завода и направился на Пышминскую фабрику и «здесь изволил он около часу заниматься подробным обозрением способа протолочки и промывки руд и получением из них золота». Посещение Березовских приисков завершилось осмотром заводского госпиталя. 

Подготовленные и подписанные Александром I документы, впоследствии дали серьезный толчок золотодобыче во всей стране. Вскоре Россия займет первое место по производству золота в мире. И может, эффективной организации дела способствовала искренняя заинтересованность первых лиц государства: прежде, чем написать указ, изучали суть дела воочию, а подписав документ, контролировали его выполнение, направляя специалистов на места для реализации задуманного. Поучиться бы такой разумной практике современным отцам Отечества...

Владимир Юрьевич Соймонов завершил свою командировку. Он многое сделал для совершенствования производства на рудниках, в частности, по системе оплаты. Нередко золото старателей (и это красочно описано у Мамина Сибиряка) попадало в казну через третьи-четвертые руки. В выигрыше были лишь перекупщики. По Соймонову металл попадал в государственную казну без участия посредников. Хорошо бы такой принцип возродить и сегодня в золотодобыче. 

Предполагается, что дайка Соймонова названа в честь младшего представителя семьи: это было бы вполне заслуженно. Увы, никаких историческихдокументов на этот счет в архивах не сохранилось.  Известно лишь, что существует и долина россыпного  золота Соймонова около Миасса, названная в память Владимира Юрьевича, ставшего потом начальником Уральского горного хребта. Жива и пригодна для добычи и Соймоновская дайка, идущая от шахты «Южная» до «Северной». Будем верить, что и рудник, и дайка не пропадут, предприятие будет по-прежнему работать, а золото добываться на благо страны. Страны, для которой не жалели ни сил, ни самой жизни такие прекрасные люди, как Соймоновы.

 

 

Наше «Золото». 

- Известно, золота в Кедровской даче неочерпаемо, а только кедровское золото мудреное - кругом болота, вода долит, а внизу камень. Надо еще взять кедровское-то золото, - так говаривал один из героев романа Мамина Сибиряка «Золото», одного из лучших произведений писателя, посвященного Березовским рудникам, их жителям, добыче золота, окружающей природе. Наш читатель легко узнает в нем речку Березовку, селения Кедровку, Монетку, Шарташ. Здесь герои романа работают, мечтают, дружат, ссорятся, любят, женятся. Благодаря мастерскому перу писателя проникаешься большим уважением к прошлому своего города, к предкам. Неспроста же Максим Горький писал Мамину Сибиряку: «Ваши книги помогают любить наш народ».

2002-й год был годом памяти уральского писателя, ведь он родился 25 октября 1852 года, а ушел из жизни 2 ноября 1912 года в возрасте 60 лет. Губернатор Свердловской области, тогда еще Э. Россель, объявил о проведении в 2002 году юбилейных мероприятий в связи со 150-летием со дня рождения Дмитрия Наркисовича.

Близится очередной юбилей писателя - в 2022 году исполнится 170 лет со дня его рождения.

Мамин-Сибиряк написал пятнадцать романов, множество повестей, рассказов, сказок, очерков. Все его произведения - об уральском крае, столь близком сердцу мастера. Да и не мудрено: здесь он прожил большую половину своей жизни. Первые романы «Приваловские миллионы» и «Горное гнездо» показывают хищников-предпринимателей тех времен, бесправие, угнетенность, нищету простого народа. В этих произведениях уже угадывается предстоящий бунт - революция. Постепенно, читателями Мамина-Сибиряка становится вся Россия, его творчество высоко ценят Салтыков-Щедрин, Чехов, Короленко, Куприн. И сегодня романы и повести Дмитрия Наркисовича вызывают немалый интерес. Думаю, о творчестве признанного художника должны знать и юные березовчане, ведь писатель некоторое время жил в нашем городе, собирая материал для романа, ища прототипы своих героев «Золота» - Мыльникова, Карачунского, Зыкова.

Когда в Березовском было найдено столь нужное стране золото, Ломоносов заметил: «Итак, не должно сомневаться в богатстве великих минералов в российских областях». Началась большая и интересная история Березовского рудника. При освоении месторождения участвовали не только русские специалисты, но и немцы, французы, голландцы. На горных работах поначалу использовали труд каторжан. Как, впрочем, и на других рудниках - Нерчинском, Колывани. Это были беглые солдаты, не желавшие служить 25 лет, и крепостные, сбежавшие от помещиков. Последним давали 8-10 лет каторги. Березовский был свидетелем тысяч таких судеб. 

Позднее золото стали добывать солдаты, следом - старатели. Мамин-Сибиряк как раз и описывает этот период в своем романе “Золото". Со старателями, их бытом и обычаями писатель был неплохо знаком, ведь вырос он в поселке Висим около Нижнего Тагила. Там основным занятием жителей считалась добыча золота и платины. Мне пришлось побывать в этом поселке: красивейшие места, горы, река Висим. 

Роман «Золото» Дмитрий Наркисович написал в 1891 году в Петербурге, куда он переехал из Екатеринбурга. Печатался роман в «Северном вестнике» с января по июнь 1892 года. Создавал его Мамин Сибиряк семь месяцев, но материал собирал в течение пять лет. Не сразу роман получил название «Золото», первоначально он назывался «Строгали», то есть по-сибирскому диалекту «плут на все руки», затем – «Золотое поле». Конечно, строгали встречаются на страницах произведения. Это Мыльников, Кишкин: они обманывают своих товарищей и родственников ради наживы. 

Мамин-Сибиряк показал пороки капитализма XIX века. А если бы он, представим, взялся описывать сегодняшнюю судьбу рудника? В поле его зрения, разумеется, попали бы новые хозяева предприятия, которые, хищнически присвоив акции, ободрали коллектив, как липку. Получился бы роман «Золото-2». Тарас Мыльников обманывает артельных компаньонов, причем родственников. Кишкин сумел отвязаться от втянутых им в дело приятелей, как только выяснил, что разведанный ими участок очень богат золотом. 

Жадность губит и бабку Лукерью. Марья стремится урвать свою долю. Ей мало семейного счастья, ее влечет золотишко. Идет борьба всех против всех. Мамин Сибиряк показывает, что артель в условиях капитализма - не гарантия мира и согласия в обществе. В романе Мансветовская компания только на основе права владельца земли забирает в свою пользу половину заработка старателей, выплачивая им в два раза меньше, чем получает за сданное золото от государства. Ну как тут не вспомнить группу московских акционеров, присвоивших себе золотой кредит, который предназначался для увеличения добычи на Березовском руднике, повышения рентабельности, снижения себестоимости, увеличения зарплаты шахтеров. А в итоге - рудник оказался банкротом, потерял Дворец культуры, профилакторий, спортпавильон, другие объекты соцкультбыта. Теперь он уже не может считаться градообразующим предприятием, не может перечислять в бюджет города большие налоги. 

Стяжанию, жадности, подчинению власти золота, писатель противопоставляет идею труда, созидания. Родион Потапыч Зыков - фанатик своего дела. Его охватывает сама работа, он страстно желает, чтобы шахта Рублиха оправдала себя. Когда Зыков осознает,  что золото несет несчастье, он затапливает любимую  шахту и сходит с ума. Мамин-Сибиряк показывает, что  сам по себе труд - не только путь к безбедному житью. В  нем сила, дающая людям ощущение своей нужности на  земле. Увы, трудом простого человека зачастую  пользуются другие. Это было во времена Мамина Сибиряка, это есть и сейчас. 

О романе «Золото» вышли самые похвальные рецензии. Критики отмечали, что Дмитрий Наркисович отлично знал труд и быт золотодобытчиков. Эпическая картина действительности, сжатый и сильный колоритный язык, делают «Золото» одним из лучших произведений писателя. При жизни автора роман издавался четыре раза.

 

Трезвая Россия разовьет промышленность до грандиозных размеров. 

Общий контроль за горной и заводской промышленностью на Урале до революции осуществляло Уральское горное правление. В 1861 году прииски и рудники стали контролировать ревизоры, подчинявшиеся главному начальнику Уральских горных заводов. 25 лет спустя все казенные разработки стали частными, и ревизоров заменили окружными инженерами и горными полицейскими. На каждые 600 работающих полагался один полицейский стражник. На больших приисках полицейских возглавлял урядник. Горные полицейские не входили в состав общей полиции и финансировали их за счет горного управления и приисков. 

Такие полицейские и урядник были и на Березовском руднике. Их главная задача - предупреждение хищения золота. Однако они решали и многие производственные и бытовые вопросы: следили, чтобы у всех работающих имелись паспорта, они отвечали, так сказать, за технику безопасности на промыслах: во избежание несчастных случаев требовали неукоснительного исполнения указаний окружных инженеров. Полицейским вменялось в обязанность перевоспитание грубиянов и лентяев, картежников и пьянчуг. Отслеживали они и своевременность расчетов с рабочими, занимались жалобами по зарплате. Кроме того, их заботой были цены на продукты питания в магазинах приисков, их соответствие утвержденным горным управлением ценам на год. 

Полицейские проверяли наличие одежды для рабочих и служащих, нанявшихся на работу к золотопромышленнику, достаточность помещений для их проживания, свежесть продуктов, наличие медицинских пунктов. Исправность дорог, мостов и переправ, посредничество в принятии договоров между рабочими и их хозяевами - все это входило в обязанность полицейских. Они заблаговременно узнавали о количестве денег, предназначенных для расчета с рабочими, в случае нехватки их арестовывали добытый металл, который закладывали в банки. Полученные все же деньги шли на зарплату. 

Страж порядка следил, чтобы вблизи золотых  приисков не продавали спиртные напитки и чтобы хозяева не давали вина рабочим в счет зарплаты.  «Горячительное» ограничивалось количеством рабочих  для раздачи в холодное время и в сырых шахтах  порциями. На провоз вина золотопромышленник должен  был получить «добро» от самого губернатора! В случае нарушения этого положения исправник составлял протокол и немедленно отправлял донесение губернатору. 

Горные полицейские отвечали за средства пожаротушения, участвовали в расследовании причин возгораний, кроме того, следили за исправностью колодцев, иных источников воды. Вместе с окружными инженерами следили за правильностью проведения горных работ, пресекали тайную скупку и продажу золота. Зарплата урядников составляла триста рублей в год, полицейских - сто восемьдесят. Для сравнения: средняя зарплата квалифицированного рабочего, в те времена достигала ста рублей в год. 

Главной напастью тогда было все же пьянство: несмотря на все преграды рабочие находили водку и пропивали свой заработок, оставаясь подчас без одежды и обуви. Алкоголики умирали рано, их семьи оказывались без средств существования, дети шли на улицу воровать и беспризорничать. В начале 1914-го Уральское горное управление вместе с другими территориальными организациями представило в Горный департамент страны свое мнение о необходимости принятия радикальных мер борьбы с пьянством. С началом первой мировой войны ввели сухой закон. Окружной инженер Северо-Верхотурского горного округа П. Приходько, писал в связи с этим: "Преступность на прииске понизилась на 75%, хулиганство - на 90%, работоспособность рабочих увеличилась до огромных размеров. Быт рабочих улучшается. Растет беспредельная уверенность, что трезвая Россия разовьет свою горную и всякую промышленность в короткий срок до грандиозных размеров, соответствующих величайшей стране и совершенно избавится от всякого иноземного засилья, к которому в последнее время вынуждены были прибегать". 

Итак, когда казенные прииски, рудники и заводы передали в частные руки, производственные и общественные отношения пришлось выстраивать полицейскими мерами. Но они сыграли весьма положительную роль, предупреждая конфликты, стачки, забастовки. Они не допустили хищническую отработку только богатых участков месторождений, создавали безопасное производство, поддерживали сносный быт рабочих. Они соответствовали уровню и требованиям своего времени.

 

… И желаем счастья вам. 

1920 год. Безработица, разруха, голод, гражданская война. Главным для страны тогда было восстановить хозяйство, наладить жизнь людей. Первыми помощниками власти стали члены городской организации союза рабочей молодежи, возникшей в 1919 году. Имена первых сохранила история. Это М.Варлаков, П.Швецов, М.Беспалов, Н.Горчаков. Билет №1 принадлежал А.Катаеву. Комсомольцы были там, где трудно: они уходили добровольцами на фронты гражданской, шли в шахты на золотодобычу, создавали артели. 

Березовский рудник из-за своей специфики всегда был молодежным предприятием, особенно поначалу, в годы восстановления, когда техники не хватало. Молодые березовчане не боялись физической работы. Средний возраст шахтеров был тридцать пять лет. В предвоенный 1940 год, ими было добыто аж 2500 килограммов золота. Война забрала многих горняков, поэтому в 1942-м добыча опустилась до девятисот килограммов. В шахтах в основном остались женщины, пожилые люди, подростки. После Победы вернулись на рудник израненные, покалеченные мужчины. Но в забои встали уже молодые парни. Шахтеры всегда с охотой брали в бригады молодых. А деньги обычно распределяли в коллективах поровну - чтобы поддержать новичков. Так поступали в бригадах А.Беляева, Ю.Матвеева, Л.Чегакова. Пятнадцать - двадцать молодых горняков из бригады, как правило учились заочно в техникумах, и вузах. Комсомольская организация всячески поддерживала их стремление получить образование. Поэтому не случайно в 1982 году на Всесоюзном соревновании по освоению новой самоходной техники, проходившем в Березовском, наши шахтеры заняли первое место. Все они получили опыт в комсомольско - молодежной «школе». 

Первыми в городе, комсомольцы рудника решили написать Книгу памяти, положив в ее основу воспоминания фронтовиков. В сборник попали рассказы об электрике шахты №5 М.Балакиреве, диспетчере рудника М.Ощукове, мастере И.Бетеве. Поделились своими воспоминаниями слесари А.Суворкин и А.Михеев, пришедшие с поля брани израненными, покалеченными, бывшие комсомольцы Л.Злобин, А.Райдугин. Тридцать пять глав основанных на их рассказах вошло в книгу. 

На руднике всегда относились к молодежи с пониманием и уважением. Молодое поколение, в свою очередь, преклонялось перед ветеранами. Нередко проводились совместные партийные, комсомольские и профсоюзные собрания, где определялись общая программа, единые цели и задачи. Сегодня идеологии стало немного, можно сказать, ее вовсе нет. Но, все равно, у нас хорошая молодежь. И люди старшего поколения, искренне желают им преодолеть сегодняшние трудности и найти свое счастье в жизни.

Памятник первой Советской шахте. 

Экономика страны начала активно восстанавливаться в 1929 году. Для восстановления и строительства новых заводов, закупки для них импортного оборудования нужно было золото. В связи с этим начал восстанавливаться и Березовский рудник. Сначала заработали старые мелкие шахты, но одновременно началось строительство большой (по тем временам) шахты, названной Советской. Она располагалась в районе нынешней автостанции. Глубина ее была 90 метров с предполагаемой добычей порядка 150-200 кг золота в год. С развитием подземных работ на руднике многие, в основном частные дома, оказывались подработанными и разрушались. Тогда, по просьбе городских властей, для отселения жителей из аварийных домов, Правительство страны приняло решение и выделило деньги для строительства Аварийного поселка в районе ул. Строителей и  Театральной. Это были двухэтажные деревянные дома, типовые по тому времени. Эти дома строились постепенно, до самого начала Великой Отечественной войны, и кое - где сохранились до нашего времени. 

Поселок первоначально назывался Аварийным, а затем, по названию самой близкой шахты, стал называться Советским. Памятник первой Советской шахте был построен рудником в 1985 году. Вслед за Советской, были пройдены шахты на Кировском, Первомайском, Ленинском поселках. Строились и другие шахты по типу Советской. Если в 1929, в первый год восстановления рудника, было добыто 60 кг золота, то в  1935 году – уже 1800 кг. 

Советская шахта первая на руднике показала особенно высокие темпы добычи, поэтому ей и поставили памятник.

 

Рудник в тылу, как в бою. 

В воскресенье, 22 июня, большинство наших шахтеров отдыхало с семьями на традиционных массовках по речкам Пышме и Шиловке. Дежурный по предприятию Н.И.Печенкин в двенадцать часов дня услышал по радио о начале войны и тотчас передал об этом на шахты и в места массовок. Буквально на следующий день началась мобилизация. Из 461 забойщика на фронт ушли 267 человек, в армию были призваны все откатчики и половина слесарей. 

В августе, в город начали прибывать эвакуированные. На производственных площадях рудника разместился военный машиностроительный завод со своими 1355-ю рабочими. Уже через пятнадцать дней после прибытия это предприятие начало выпуск продукции. В те же дни комбинат «Березовзолото» также получил задание по производству военных изделий. Для этого реконструировали мехцех. Поставки взрывчатых веществ постепенно сокращались, уменьшилась и подача электроэнергии: ею обеспечивали бесперебойно лишь оборонные предприятия. Добыча золота в декабре значительно уменьшилась. 

Новый, 1942 год принес и новые изменения в жизнь шахтеров. На руднике организовали производство взрывчатки. Половина транспорта, того, что еще оставался после мобилизации, пришлось передать «оборонке». Наладили выпуск кобальта и вольфрама - все для военной промышленности. Несмотря на трудности, за год было добыто 940 килограммов золота. Министр цветной металлургии П.Ф.Ломако поздравил коллектив, и с выполнением военных заказов, и с сохранением уровня добычи золота. 

В 43-м, увы, успех не удалось удержать: добыча драгметалла сократилась до 553 килограммов. В тот год для ремонта горного оборудования были созданы новые мех.мастерские. Появилось производство своих капсюлей детонаторов. Взрывчаткой начали обеспечивать и другие рудники. Для заправки шахтерских ламп стали выпускать карбид кальция. 

Мужчины воевали за свободу Родины. Их места в тылу заняли жены, дети, пожилые родители. 33% от всего состава бурильщиков были женщины, из них забойщиками работали 26%, откатчиками 85%. Почти весь торф для электростанции добывался женщинами. Двадцать представительниц слабого  пола трудились шоферами. Летом закрыли Кировский рудник. Его специалисты тогда были заняты в Шиловском колхозе и на заготовке торфа. Понемногу начали создавать старательские бригады из подростков и пожилых людей для работы на старых отвалах. Старательская добыча велась и в свободное время с оплатой бонами. Постепенно поднималась и добыча металла в шахтах. 

В последний год войны прибыли на рудник 1810 человек интернированных немцев, румын и венгров. Начались восстановительные операции на шахтах. Стало поступать и трофейное оборудование, березовчане получили 28 трофейных автомобилей. Рудник испытывал жесткий дефицит специалистов. Если в начале 1941 года здесь было 158 инженеров и техников, то через пять лет их осталось лишь 34. В ноябре поступила группа репатриированных - 784 человека. Рабочие руки требовались всюду: началось применение новых систем отработки, в целом производство встало на ноги. Начали отбывать эвакуированные заводы, уехали с полтысячи интернированных. С рудника сняли военные заказы: закончилась Великая Отечественная, все помыслы были о мирной жизни. 

В первый послевоенный год на руднике уже работали 6275 человек. Объемы подготовительных операций увеличились в сравнении с 1945-м в три раза. Стране нужен был драгметалл и на березовчан возлагались большие надежды.

  

Встретили по-королевски. 

В 1959 году шахту «Южная» посетил король Эфиопии Хайле Селассие с внучкой. Его интерес к Березовскому объяснялся тем, что рудничные специалисты еще задолго до Октябрьской революции приехали в его родную страну и организовали там добычу золота. Встреча высокого гостя на руднике помнится уже три с половиной десятилетия, особенно своей юмористической стороной. 

Готовились к приему короля усиленно: после 1917 года монархи к нам ездили нечасто, по крайней мере в Березовском-то это был первый визит подобного уровня и, возможно, последний. Вокруг «Южной» еще не было приличного благоустройства, поэтому надо было срочно территорию заасфальтировать. Засыпали все крупной щебенкой, но асфальта достать не смогли, поэтому королевскую свиту решили подвезти прямо к дверям комбината. Но поглядеть на гостя собралось много народу, проехать к нужному месту не получилось. Король с внучкой вынуждены были выйти из автомобиля и идти метров сто по камням. Его Величество шагал в босоножках, а принцесса - на высоченных каблуках. Они шли, чуть не падая, толпа же веселилась от души. 

«К встрече готовились тщательно, - вспоминает бывший сотрудник обкома КПСС С.Завьялов. - Мне поручили проверить состояние туалетов. Позвонил директору рудника, предупредил, чтобы и это дело не оставили без внимания. Меня заверили, что все предусмотрено. Но перед самым приездом гостей я все же решил лично проверить. Захожу, смотрю: все засыпано хлоркой слоем сантиметров пять - не продохнуть. Чуть не задохнулся - выскочил оттуда пулей». 

В программе был спуск короля и внучки в шахту. Самым сложным оказалось их обуть, ведь монаршие особы никогда в жизни не носили резиновых сапог с портянками. Тогдашний начальник «Южной», Петр Семенович Быков показал на себе, как портянку наматывают, гости же никак не понимали, толком ничего не могли сделать и слуги. А Быкову не хотелось наматывать тряпицы на их ноги: гордость все-таки... Гости кое-как справились, но внизу, в шахте, портянки опять сбились, пришлось еще раз переобуваться. 

Все очевидцы приема утверждают, что король остался чрезвычайно довольным увиденным, встречей и проводами. Через некоторое время, командировки русских специалистов по добыче золота в Эфиопию возобновились. Поехали в далекую страну и березовские горняки.

Подборка материалов сделана на основе публикаций газеты"Березовский рабочий".

Составители: Войтинская Е.Е., Чечвий  Т.С., Шайдурова Н.А.

Понравился материал?
Раскажите друзьям и знакомым:
Нам важно Ваше мнение по данной публикации:
Поставьте оценку:
( 0 Звезды )

Комментарии

Определить...

1000 Осталось символов


Редакция газеты «Золотая горка» Логотип газеты «Золотая горка»
623700, Свердловская область, Берёзовский, Восточная, д. 3а, оф. 603
+7 343 237-24-60

Редакция

Газета «Золотая горка», zg66.ru
Россия, 623700, г. Берёзовский,
Свердловская область,
ул. Театральная, д. 3,
3-й подъезд, оф. 80 
8(343)247-83-34, +7 904-98-00-446, gorka-info@rambler.ru, glav@zg66.ru

При использовании материалов сайта гиперссылка на zg66.ru обязательна. Ресурс может содержать материалы 18+
Издательский Дом Городская Пресса, г. Березовский

ИД «Городская пресса» - Берёзовский
Россия, 623700, Свердловская обл.,
г. Берёзовский, ул. Театральная, д. 3, подъезд 3-й, оф. 80.
8 (343) 247-83-34, +7 904 98-233-61,
+7 904 98-00-250
, rek@zg66.ru

ИД «Городская пресса» - Арамиль
Россия, 624000, Свердловская область,
г. Арамиль, ул. Чапаева, д. 6, оф. 24.
+7 904 980-66-22, +7 904 982-33-61, karman@zg66.ru


 

Навигация