Flamenko

Жизнь города

Несчастный случай в детском саду Берёзовского стал достоянием общественности спустя три месяца

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Заведующая детским садом № 9, репутация которого за последний месяц оказалась под сомнением и под прицелом средств массовой информации, Галина Вторушина, воспитатели Надежда Безукладникова и Ирина Дорошенко. Несчастный случай, произошедший в конце сентября с трехлетним мальчиком, стал большим ударом не только для родителей, но и для руководства учреждения
Заведующая детским садом № 9, репутация которого за последний месяц оказалась под сомнением и под прицелом средств массовой информации, Галина Вторушина, воспитатели Надежда Безукладникова и Ирина Дорошенко. Несчастный случай, произошедший в конце сентября с трехлетним мальчиком, стал большим ударом не только для родителей, но и для руководства учреждения
Фото: © Николай Королев

Наверно, никто так не уязвим, как маленькие дети.

Им ни минуты не сидится на месте. Каждый день дети падают, расшибают коленки, зарабатывают синяки и ссадины, ведь им столько нужно успеть в деле исследования мира! И случается это не только с родными мамами и папами, бабушками и дедушками, но и в детских садах – там, где на двадцать непосед приходится двое взрослых.

Поводом для этой публикации стал широкий общественный резонанс вокруг детского сада № 9, что на ул. Мира, 6. Журналисты екатеринбургских СМИ написали о событиях, которые всколыхнули не только учреждение, но и весь город. Мы решили сами встретиться с руководством учреждения и родителями, чьи дети ходят в группу, где с трехлетним Романом Шарощенковым произошел 28 сентября несчастный случай.

Картина из рассказов заведующей и воспитателей складывается такая: трехлетний Рома после физкультурного занятия, услышав про прогулку, поторопился в группу, побежал впереди педагога и остальных ребят и уже там налетел на дверную ручку раздевалки. Глазом. Как оказалось впоследствии, травма оказалась серьезная. На тот момент, конечно, никто об этом не знал.

– Да, я понимаю родителей, для них это потрясение, даже шок, они бьются за своего ребенка, – уверен старший методист по профилактической работе управления образования Наталья Григорьева. – Каждый родитель боролся бы. Факт есть, никто этого не оспаривает. Но присваивать садику статус «убийственного»… Я могу сказать, что по статистике в каждом детском саду происходят несчастные случаи: дети есть дети.

По словам заведующей садиком Галины Вторушиной и Надежды Ковалевой, которая проработала здесь старшим воспитателем 17 лет, были проведены все необходимые действия, которые положено проводить в таких случаях. Мальчика показали медицинскому работнику, после чего воспитательница Ирина Дорошенко позвонила его маме, Анастасии Шарощенковой.

– Я забираю своего сына рано, в 12 часов, и была свидетельницей телефонного разговора, когда воспитатель звонила рассказать о произошедшем маме, – вспоминает Светлана Валова. – Педагог сказала, что ребенок получил травму, вокруг глаза есть покраснение, что лучше ребенка забрать и показать врачу.

Ирина Андреевна позвонила маме около 12 часов. Родители забрали сына в третьем часу дня и отвезли его в девятую городскую больницу Екатеринбурга. Там заверили: ничего страшного, в детский сад ходить можно, только прописали капли. Поэтому на следующий день Анастасия Шарощенкова привела сына в садик.

– Анастасия сказала воспитательнице, что она приведет Рому утром, потому что ей не дали больничный. Многие это слышали, – говорит одна из мам Лариса Кужлева. – Утром она его привела, отдала капли. Он постоянно спал, находился в недомогании.

– Мама привела ребенка в садик, хотя он с самого утра был вялым, без настроения и привычной активности. Ирина Андреевна могла бы отказаться, не взять его в таком состоянии, но она приняла ребенка на свою голову, – рассказывает Надежда Ковалева. – Воспитательница позвонила маме: забирайте его, он недомогает. За ребенком пришли бабушка и дедушка.

После посещения еще одного медицинского учреждения – больницы № 23 в столице Среднего Урала – мальчику была назначена срочная операция, и ребенок ушел из садика на несколько месяцев – на лечение.

Случившееся в детском саду № 9 нельзя назвать чем-то обыденным или не обратить на это внимания: разбираться, конечно, надо. До поры до времени проверка велась тихо, специалистами различных ведомств. В садик приходили сотрудники ПДН, вся информация была передана в управление образования. Шумиха поднялась перед Новым годом, когда родители обратились в СМИ даже не города Берёзовского, а Екатеринбурга.

Чтобы защитить честь садика и Ирины Дорошенко – тихой, скромной женщины, на встречу с нами собрались мамы, чьи дети ходят в ту же группу, что и Рома. Многие пришли, отпросившись с работы: так им хотелось добиться справедливости и защитить детский сад и воспитательницу в первую очередь от навалившихся на них обвинений. Ложью называют они слова журналиста о том, что многие родители рассказывали о подобных случаях с детьми за кадром, якобы опасаясь, что к ним изменится отношение.

– Мама сообщила во все инстанции. Комментировать саму ситуацию сейчас мы не хотим. Нам бы хотелось поговорить о том, как вообще такая ложь могла быть допущена в СМИ. Мама привела КРИК-ТВ, они постояли тут, нас никто не спрашивал, – говорит заведующая Галина Вторушина. – Почему на всеобщее обозрение выставили садик в таком свете?

Младший воспитатель Алсу Валиева работает в той же младшей группе, куда ходит Рома Шарощенков. Фото Николая Королева

– Нам как родителям сейчас сложно судить о том, что было и чего не было, мы только можем сказать, что это прекрасный детский садик. Первое – подбор педагогов. Мы гордимся нашими воспитателями, это заслуга коллектива, что все родители и педагоги вместе. Ребенок идет с огромным удовольствием в детский сад, Ирина Андреевна приняла их как в семью, – высказывает мнение Ольга Военкова. – Она их так воспитала, что все слушаются, слышат ее, все воспитаны. Это работа педагога, который научил правилам. В некоторых садиках утром приводят, вечером забирают, это просто места пребывания. Здесь же – это развитие. Наши дети знают по имени-отчеству педагогов, они их уважают. Ссадин и синяков, конечно, не избежать, это жизнь. 

Родители обеспокоены: после того, как история получила огласку, они боятся потерять педагога. Говорят, что уследить за таким активным ребенком, как Рома, действительно сложно. Не раз они наблюдали, как дети на прогулке оставались на площадке одни, потому что воспитатель в это время бегал за мальчиком по территории садика.

По словам родителей, дети регулярно пересказывают им правила поведения на улице и дома, даже о пожарной безопасности говорят. А когда играют дома в «детский сад», это всегда какой-то образовательный процесс. Это значит, что детям в учреждении прививаются знания о том, что можно делать и чего стоит опасаться.

За Ирину Андреевну вступились даже те родители, дети которых ушли из детского сада в прошлом году. Сама Ирина Дорошенко, мама троих детей, волнения не скрывает.

– Атмосфера довольно напряженная, работать стало сложнее, но я стараюсь по мере сил, – комментирует Ирина Андреевна. – Теперь вдвойне нужно Роме внимание уделять, получается гиперопека: мальчик очень активный.

– Летом на месяц закрывался садик в связи с ремонтом, так я сама приходила узнать, чем помочь, лишь бы его поскорее открыли, – говорит Екатерина Сероокая. – У меня двое детей сюда ходят, я нарадоваться не могу этому садику. Привожу ребенка или забираю – никогда не слышала, чтобы Ирина Андреевна кричала на детей. У нее все «зайчики», «котики», она всех по голове погладит. 

– Сын приходит домой и говорит – ложитесь спать, буду читать вам сказки, а иначе я с вами дружить не буду, – рассказывает мама Данила. – То есть воспитатель не кричит, не наказывает: она просто говорит, что не будет дружить. А дети ведь очень дорожат дружбой. Я прихожу за ним в пять вечера, но он настолько увлекается занятиями в группе, что могу спокойно гулять до шести: сын просто не хочет уходить. Раньше он ходил в частный детский сад, и мы часто вели его со слезами.

В этом материале мы не стали касаться других случаев, о которых говорится в материалах других СМИ. Роман Шарощенков продолжает ходить в ту же группу, его родителей устраивает и воспитатель, и детский сад в целом, но в желании защитить своего ребенка они попытались отстоять свою правоту в следственном комитете, а затем – и с помощью журналистов. Хочется верить, что несчастный случай принесет здоровью мальчика минимальные негативные последствия, но в силу возраста пока сложно предсказывать, чем в итоге обернется для него эта травма.

 

Комментирует мама Ромы, Анастасия Шарощенкова:

– То интервью, которое я давала КРИК-ТВ, в нем было ни слова лжи. Я готова подтвердить это на любом полиграфе. В тот день я находилась в Екатеринбурге. Воспитатель позвонила мне в начале первого дня  и сообщила о травме. Я узнала в поликлинике Берёзовского, что окулист принимает до часу. Тогда я позвонила супругу,  и мы вместе приехали в садик в два часа, Рома уже спал. Позже супруг забрал сына и повез его в девятую больницу. Там сообщили: у вас ссадина, ничего страшного, в садик ходить можно.

Этим же вечером в садике было родительское собрание. Оно началось с того, что воспитатель сообщила родителям о том, что произошло, сказав, что Рома не соблюдал правила поведения. О том, что она не досмотрела, ни слова. Мне она сказала так: «В этой ситуации никто не виноват».

В тот день в садике было два медработника. Одна – медсестра, другая – опытный фельдшер, которая пришла ставить прививки. Почему они не вызвали скорую? Еще мне стало интересно, почему сын получил травму в 9:55, а в журнале у медика она зафиксирована только в 11:00. Почему прошел час? Мне же позвонили еще через час, в первом часу. Позже я написала жалобу на действия медицинских работников. Мое мнение, что они этой травме просто не придали значения.  

Вечером я увидела ребенка с затекшим глазом и ссадиной под ним. Он плохо спал ночью, но так как больничный нам не дали и мне нужно было идти на работу, я привела его в садик. Попросила воспитателя: пусть поспит после завтрака, она согласилась.

Ирину Андреевну как воспитателя нам очень рекомендовали. Она у нас в группе с сентября, и я как представитель родительского комитета ею довольна. Но когда она мне через 1,5 часа позвонила и попросила забрать Рому, потому что он выспался и будет мешать детям в сончас, мне было неприятно. Мне было бы достаточно, если бы она извинилась, призналась, что не досмотрела, но этого не произошло. Еще один большой вопрос – почему о том, что случилось, заведующая Галина Ивановна узнала от меня через два дня, а не сразу?

Забрали Рому из садика мои родители. Они закапали ему глаза, сказали мне, что он много спит, аппетита нет. На следующий день отек спал, и я увидела, что зрачок совсем белый. Мы срочно повезли его в больницу № 23 в Екатеринбург. Там врачи были очень удивлены и возмущены. Сказали нам, что ребенку проткнули глаз, что это криминальный случай и когда речь идет о травме глаза, счет идет на минуты. Назначили срочную операцию. 

Десять дней нам спасали глаз. Роме каждый день кололи в глаз уколы, его скручивали по пять человек. Мне как маме слышать его крики было невыносимо.

За эти дни из садика к нам никто не приехал в больницу, элементарно не привез фруктов. Я ждала сочувствия, участия в этой ситуации. С 30 сентября по 11 декабря мы с Ромой были на больничном. Ему назначили капли в глаза – каждые три часа. Все эти месяцы я жила в неведении, как и сейчас  – врачи никаких прогнозов не давали. Не дают и сейчас: говорят, определить, видит ли Рома глазом, можно будет, когда он подрастет и сможет об это сказать. Может быть всякое: возможно, понадобится пересадка роговицы или глаз вообще придется удалять. Теперь нам остается только ждать. Пока врачи говорят о средней тяжести вреда здоровью.

За это время мне несколько раз позвонили воспитатель и заведующая: спрашивали, как дела, желали выздоровления и обещали помощи. Я не ждала материальной поддержки, но хотела другого отношения к своему ребенку.

Сейчас сын наблюдается у невролога. Он пережил психологическую травму, по утрам отказывается идти в детский сад. В управлении образования мне предложили перевести моих сыновей в коррекционный садик на ул. 8 марта.

На прошлой неделе я получила ответ из следственного комитета: в возбуждении уголовного дела отказано. Нам сказали, мол, разве воспитательница должна была бежать за одним ребенком, оставив остальных? Но ведь есть помощники воспитателя, няня… 

В итоге виноватым признан мой ребенок, что нарушил правила поведения в группе. Также я узнала, что мне в день происшествия предложили вызвать скорую, якобы я отказалась. Неправда, об этом речи не было. Еще одним ударом ниже пояса стало то, что заведующая Галина Ивановна написала моему начальству на меня жалобу. Это при том, что она даже не пригласила нас с мужем к себе в кабинет поговорить. Все делается за спиной.

Я не хотела обращаться в СМИ, но после снятия швов, когда врачи заговорили о возможной инвалидности, решилась на этот шаг. Возможно, если бы заведующая и воспитатель повели себя по-другому, огласки бы не было. Я всего лишь пыталась достоверно узнать, что произошло с моим ребенком в тот день. 

Понравился материал?
Раскажите друзьям и знакомым:
Нам важно Ваше мнение по данной публикации:
Поставьте оценку:
( 0 Звезды )

Комментарии

Определить...

1000 Осталось символов


Редакция газеты «Золотая горка» Логотип газеты «Золотая горка»
623700, Свердловская область, Берёзовский, Восточная, д. 3а, оф. 603
+7 343 237-24-60

Редакция

Газета «Золотая горка»
Россия, 623700, Свердловская область, Берёзовский, ул. Восточная д. 3а, оф. 603
8 (343) 237-24-60, +7 904-980-22-00, gorka-info@rambler.ru, glav@zg66.ru

При использовании материалов сайта гиперссылка на zg66.ru обязательна. Ресурс может содержать материалы 18+
Издательский Дом Городская Пресса, г. Березовский

ИД «Городская пресса» - Берёзовский
Россия, 623700, Свердловская область, г. Берёзовский ул. Восточная, д. 3а, оф. 603.
8 (343) 247-83-34, +7 950 635-15-55, +7 904 98-00-250, rek@zg66.ru

ИД «Городская пресса» - Арамиль
Россия, 624000, Свердловская область, г. Арамиль, ул. 1 Мая, д. 8.
+7 904 980-66-22, +7 904 982-33-61, karman@zg66.ru