Творчество

Весточка из глубинки

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Фото: © k1news.ru

В ГЛУШИ

Не заметил я, как стемнелось,
Появились звезды давно.
И лохматою лапою белой
Медвежонок стучится в окно.
На бока нацелились остья…
Но в глуши я так одинок,
Что любого случайного гостя
Выбегаю встречать на порог.
Заходи! Угощу тебя чаем.
О себе расскажу не спеша.
И, быть может, чуть-чуть полегчает
Несуразная стихнет душа…
Пусть там ветер метет по над хатой.
Крутит звездную ту карусель…
И не знаю, в чем я виноватый –
Ни товарищей нет, нет ни друзей.
Или кто-то быть может обижен:
Было трудно – а я не помог?
Даже писем и то не мне пишут
Из своих коммунальных домов…
Наконец, основательно вроде
Стужей крепкою схвачена грязь.
Ты куда, медвежонок, уходишь,
Белой спинкою серебрясь?..


ОСЕНЬ

Не поймешь: это пляска света
Или желтый прозрачен лист…
Лес такой удивительно светлый,
Воздух так удивительно чист,
Так ярки у рябины краски,
Так пылает клен, подожжен!
Не пройдешь мимо этой сказки, -
Остановишься, заворожен.


ЗАКАТ

Полнеба полыхает ало.
В лесу костер заката брошен.
И речка розовою стала,
И лодка розовая тоже.
И берег светится покато,
А окна сказочного цвета…
Закат так красками богатый,
Что не погаснет до рассвета.


СТАРЫЙ ХУДОЖНИК

Рисует художник море.
Мазок. Еще мазок…
И вот уже волны, споря,
Рушатся на песок.
И чайки. И запах ракушек.
И луч, как весло, гребет…
Я видел: он пишет на суше.
А краски у моря берет.


ЖЕНА

…Весь день ругает меня,
Непрактичным называет меня.
Говорит:
- Не умеешь ты жить,
Нет тебе никакой заботы…
Надо б склеить – расклеились боты,
Печку надо бы переложить.
А ты вечно сидишь за стихами…
Ругает весь день – не стихает.
И тогда я берусь за работу:
Клею – надо ж было расклеиться ботам!
Печку всю разломал и ложу,
И дрова – лошадь нанял – вожу.
Их колю на закате дня,
Уж поленница выше стрехи…
Но… опять же ругает меня:
- Ты чего же не пишешь стихи?


БЕРЕГ

Берег – это начало
Дорог, уплывающих в дали…
Стоят корабли у причала,
Поскрипывают бортами
По трапу идут капитаны,
В выцветших робах матросы.
А море шумит неустанно,
Кричат в вышине альбатросы.
Мы много откроем америк.
Якорь поднят, как краб…
Каждому нужен свой берег
И у причала корабль.


* * *
Полдень облачного дня.
Хожу по тихому лесу…
А ливень настигнет меня –
Укроюсь под хвойным навесом.
Бродя среди трав и пней,
Я песню сложу простую…
А станет холодно мне, –
Костер небольшой раздую.


О ДОМАХ

Бывают чистые, как небо,
И добротой сквозят, не злостью.
И пусть ты в них ни разу не был, -
Зайдешь в дома такие если, -
Тебя улыбкой теплой встретят.
Бывают – грязные, со злостью,
На окнах – крепкие решетки.
Собаки во дворах. С расчетом
Что могут прокусить до кости.
Зайдешь сюда и трудно будет
Дышать. Ни музыки, ни книг.
Дома, дома… Они – как люди,
Которые вселились в них.


ДУБ

У речки рос могучий дуб.
К земле от зноя травы никли.
Как угли, красную землянику
Девчонки собирали тут.
Но вот наплыла глыба грома,
И молния взметнулась вкось.
Плечистый, крепкий дрогнул кроной,
Огнем прорезанный насквозь,
И рухнул вдруг, сраженный насмерть,
Качнув сухой на степью пар…
Он принял на себя удар
И спас девчонок голенастых.


ПРИЧАЛ

Над причалом – облако флагов:
Корабли, корабли, корабли…
Сам причал - корабельный флагман,
Это он их привел в пролив.
Здесь дороги на берег сходят
Из Америки, Африки, Кубы…
Вон корабль еще подходит.
Интересно, пришел он откуда?
Белолобые плещут накаты
И восторженно чайки кричат…
Если хочешь отплыть куда-то,
Приходи, тебя ждет причал.


СКУЛЬПТОР

Лепил – уже который вечер –
Глаза, затылок, крылья носа.
Движенье пальцев – и на плечи
Ложились косы: прямо, косо.
Был глух: не слышал ливень лился.
Был слеп: не замечал заката.
Он от усталости свалился
Так и заснул, не сняв халата.
Когда ж проснулся на рассвете,
Смотрел, глазам не веря сонным:
Не он откинул косы, - ветер,
Не он слепил улыбку, - солнце.


* * *
Пойдем под крышу зари.
Там птичьи гортанные речи,
Там ветер ноктюрны творит
На чутком рояле речки.
Там тропка через проток
Скачет по камням покатым,
Там нет никаких городов,
Ни улиц и ни палаток.
Там только дикие козы
Удивленных не сводят глаз…
…Нет, встретились мы не поздно.
Как раз.


РАСТИ И МУЖАЙ, МАЛЫШ!

Здравствуй, малыш,
С удивленными глазами.
Светлоголовый крепыш
Ручонками тянется к маме.
Расти и мужай, малыш,
Как и все малыши на свете.
И пусть над тобою, малыш,
Не дует атомный ветер,
Чтобы дым не клубился, малыш,
Над обугленными лугами…
Светлоголовый малыш
Ручонками тянется к маме.


ДЕРЕВЬЯ

Прогибаются ветви,
Скрипят стволы.
И от этой работы
На коре
Проступают
Капли смолы,
Как капли пота.
А ветер – весь день.
А ветер – всю ночь.
И не стихает к утру.
- Деревья, деревья!
Скажите, помочь?
- Не надо.
Мы крепнем, гудя по ветру.


ШАХТЕРЫ

Шахтеры – твердый народ.
Не любому такое под силу:
В толще пустых пород
Найти рудоносную жилу.

Отец говорил, вспоминаю,
(Ему в шахте был, довелось):
«Шахтеры, они ведь знают,
Где проходит земная ось».

Я спорю. Сыплю вопросы.
Непонятно. Не верю все ж.
А он отвечает просто:
«Вырастешь – сам поймешь».

Я вырос уже. Понимаю,
Прав был отец тогда.
Шахтеры свет добывают,
Шахтеры тепло добывают
Деревням и городам.

Земля без тепла не станет
Вращаться. Тепло – это гвоздь!
Не спорю, шахтеры знают,
Где проходит земная ось.


УКРАДЕННЫЙ ПИРОГ

Бабка часто пекла пироги,
Вкусно пахло у бабкиной хаты.
Много было у бабки муки,
Бабку все называли богатой.
Бабка все у людей скупала:
Платье новое, сапоги…
За кружку, за миску муки –
Бабка очень была скупая.
…Не вставали от голода с коек.
Умер Петька у тети Вали…
Было время тогда такое –
За продукты все отдавали.
Лето. Полдень.
Какой-то праздник.
Морванцы, мы возились у речки.
Бабка рыжий пирог доставала из печки,
Мне казалось, пирог нас дразнит.
Речка так же, как раньше, течет,
А Танька забыла совсем про игрушки:
- Наша мама давно-давно не печет, -
Как-то тихо сказала и грустно.
Бабка – в стайку, я – на порог.
И в охапку – хрустящий пирог.
…Следом катятся кирпичи:
- Ах, антихристы!
- Ах, овечки!...
Долго бабка еще кричит,
Только нас уже нет на речке.
Вечер. Боясь показать ноги,
К дому боком идем, неохотно.
- Знают брать у кого пироги, -
Говорит у завалинки кто-то.
И напрасно на сеновале
На ночлег мы зарылись в сено:
Нас ворами не называли –
Люди знали той бабке цену.


ОСЕНЬ

Разноцветное,
Пестрое время,
И сосновые шишки,
Как гири от старых часов.
Поникла трава,
Осыпав сухое семя.
И порваны струны
Шмелиных басов.
Я осени ждал.
И вот она, сонная нега.
От листка под ногами
До тропки знакомая мне.
Я осени ждал,
А нужно не осени –
Снега: я по чистой дороге
Хочу возвратиться к весне.


КОВЕР

Я видел, как рождаются цветы
В руках искусного ткача…
Ворвался ветер с высоты
И стебельки начал качать.
И дождь, измерив много верст,
Их окропил струею влаги.
Потом расписанный ковер
Увижу вдруг в универмаге.
Его, художника душа,
Мою тотчас разбудит душу.
И вот, взволнованно дыша,
Пройду к шедевру неспеша
И шелест листьев буду слушать.
И предо мной – дорога, пашни,
Река заросшая. Деревня.
И где-то там моя царевна
С короной золотых ромашек…


ЗВЕЗДЫ

Родится человек,
И с ним его звезда
Над миром всходит
Сгустком света.
У рабочего -
Пахнет железом звезда.
У композитора есть она,
И у поэта.
Звезды, звезды… не перечесть:
Над морями горят,
Над деревнями.
Пока звезды есть,
Миру радостно цвесть!
Рядом с новыми звездами
Светят и древние.
Вон звезда Рафаэля,
Вон – Глинки.
Неизвестные всходят…
Одни – красками светят,
Другие – играют. Человек
Приходит в мир и уходит,
Но звезда, им зажженная,
Не умирает.


ПЕРВЫЙ СНЕГ

…И кружит,
Кружит
Кружит,
Над яблонями, грушами…
Все-все в него оденется:
Лес,
И земля,
И листья…
Зима холсты осенние
Грунтует белой кистью.


УГОЛЬ

Спрессованные веками
Папоротник и хвощ…
Черный граненый камень,
В нем солнца сокрыта мощь.
Горючий, пытали стужи
(охлаждался соседний гранит).
Но холод ему не нужен –
Он только тепло хранит
И свет. Он похож на поэтов
(и поэты сжигают тьму).
И люди, наверно, поэтому
Кланяются ему.


МОТОЦИКЛ

Стреляя колечками дыма,
Мотоцикл проносится мимо.
Вот на фоне зеленого леса
Голубой прочертил мазок.
Он совсем не имеет веса,
Он взлететь бы, наверное, мог.
Мотоцикл исчез, - не ракета,
И не в космос стремительный бег.
Но и в нем – приглядишься – приметы
Отпечатал космический век.


СТУДЕНТКИ

Девочки
В узких брюках
Приехали на уборку.
Белые
Бледные руки
С собой
Привезли из города.
Идут,
А женщины охают,
Идут,
А женщины ахают:
– Плохо им, птахам!
– Какая от них работа?
Пришлют же
Кого-то.
А парни новеньким
Рады.
Идут, чубатые,
Сзади:
– Вас что,
Проводить до бригады?
Давайте вещички…
– Мы сами.
Девочки
В узких брюках,
Красивые студентки,
Убирали свеклу
И брюкву
Не хуже деревенских.
Девочкам было трудно
В поле
Работать до ночи.
…Белые
Бледные руки,
И все же они – рабочие.


ВЫРОС ДОМ

Высокий. Просторные окна.
Голубые гудят сквозняки.
Стекольщик вставляет стекла
Движеньем умелой руки.
А девушки красят стены
Под цвет весенней сирени.
Скоро закончится смена,
Подруги девушек сменят.
Досрочно без опоздания
Дому огнями расцвесть.
Главное – есть основанье!
Фундамент, главное, есть.


КЕДР

Огромный,
Шею надо сломать,
Чтоб на вершину взглянуть.
Бурей не сбить его,
Как не сбить слона.
Он лишь
Покачается чуть.
Гроздья шишек
Висят на нем тяжело.
Вот опять
Донеслось до слуха:
Порывистый ветер
По кроне прошел,
И шишки на землю
Падают глухо.
Стоит, наверное,
Сотню лет
Он, богатырский кедр.
Такой
Не с поверхности вырос,
Нет.
Такой –
Из глубинных недр.


УКРАВШЕМУ РУКАВИЦЫ

Надо же
Несчастью приключиться:
В кинобудку заглянув ко мне,
Ты унес с собою рукавицы,
Те, что я оставил
На окне.
Что ж, носи, товарищ,
На здоровье.
Я – рабочий парень,
Я – простой.
Ведь не так уж дорого и стоят
И, конечно,
Прятать их не стоит, -
Ведь не все,
Один ведь ты такой.
Я не стал писать бы
Этих строчек,
Но пишу…
Их, может, ты прочтешь.
Загоришься гордостью рабочей,
Загоришься и…
Скажу короче:
Рукавиц вторых не украдешь.


КЛУБНИКА

Мокрокрасная клубника
Низкоросла,
Краснолика,
Надави – и брызнет сок.
– Любка, Любка, погляди-ка,
Вымазан висок!
Озорно она хохочет:
– Ну и пусть, ну и пусть…
И еще клубники хочет,
А стакан-то пуст.
Босиком идет, разута,
Мимо мяты и купав.
И несет, несет кому-то
Сок клубники на губах.


ВРАЧУ Ольшанченко Д. Е.

Война…
Отца не пришлось обнять.
Тогда без отцов вырастали дети.
Как будто и правда
Кто-то меня
В капусте нашел
На рассвете.
Курил,
Огурцы воровал
И спать
Привык в опрокинутой
Лодке.
И вдруг, как чудо,
Баня,
Кровать,
Селедка.
Упрямый,
Я часто не слушал врача.
Пойду в магазин –
И сбегу.
Я помню, как он
«Алешка!» - кричал,
Искал меня на берегу.
И находил.
И все понимал.
Не бил, -
Сам в детдоме рос.
Он часто
Книги читать давал
И не давал папирос.
Однажды из леса
Принес сову:
Крыло перебитое
Не поднимает.
Он – добрый
А вот отцом не зову.
Но он не в обиде.
Он все понимает.


РЫБАКИ

Возвращается сейнер из лова,
Чуть накреняясь, идет из-за мыса.
Луч о палубу мокрую сломан.
После качки еще он не высох.
На сезон рыбаки на Курилы
Уходили – за горы и воды.
Острова вдалеке курились
(так на рейде дымят пароходы).
Засыпали и жен вспоминали.
Шторм – суденышко на ребро.
Рыба шла – ночами не спали,
В трюмы емкие ссыпали
Сайры жидкое серебро.
Позади многодневная качка.
– Эй, держи!.. –
И летит швартовый.
И на берег спешат рыбачки,
Что три месяца жили,
Как вдовы.


ОСЕНЬ

Лимонный,
Рыжий
И багряный –
Цветная
Плещется метель…
Листвой
Помечены поляны.
Листве еще,
Кружась, лететь.
Сентябрь,
Как озорной
Художник,
Распишет все
Холсты окрест:
И синий пруд,
И стынь дорожек, -
Пока сквозным
Не станет лес.
Пока не станут
Ветви голы.
Лишь где-нибудь
Забытый лист,
Как в краске
Высохшая кисть,
Повиснет,
Накрепко приколот.


КОНЬ

Тонконогий и красивый
Скачет на меня –
Ветром вскинутая грива,
Росплески огня…
У дороги, будто вкопан,
Ухом поведет,
И опять красавца топот
В степи уведет.
Не обуздан, не обласкан,
Миг – и нет коня.
Прискакал ко мне из сказки –
В сказку – от меня.


ПУШКИН

Среди задумчивых берез
(вспорхнула из-за веток птица).
Проходит Пушкин. Лист берет.
Родник недалеко струится.
Он подошел, черпнул ладонью
Прозрачной, ключевой воды.
Колокола в Тригорском звонят.
– Один, один… Опять один.
Где Пущин-друг? Иных уж нет…
И все стоит, уставясь в дали.
– Нас было много на челне,
Иные парус напрягали…


КРАСНАЯ ЗВЕЗДА

Я был тогда в отцовских валенках
И тропок новых не торил.
Звезду с отколотой эмалью
Мне, сняв с пилотки, подарил
Боец. Где он сейчас? Не знаю?
Или погиб в каком краю?
Как берегут солдаты знамя –
Я эту звездочку храню.
Ее огнем не одолели,
Не сбили гулом батарей...
Придут иные поколенья,
А ей по-прежнему гореть
И говорить своим сияньем —
Взволнованней и проще книг —
Как насмерть прадеды стояли,
Как Родину спасли они.

ВЕСТОЧКА ИЗ ГЛУБИНКИ

Пашни уже занесло
Снегом. Днями тружусь.
Здесь корни исконных слов:
Отчизна, Родина, Русь.
Здесь весла о камень сломав,
Лодку волок варяг...
Здесь и нынче родятся слова —
Их не встретишь еще в словарях.
Сквозь сотни ошибок и мук
Несут они новую весть.
Мне трудно понять — почему,
Но время движется
Здесь.


ХУДОЖНИКИ

С годами мы осознаем,
Что день ушедший невозвратен.
И до зари уже встаем,
И за полночь идем к кровати.
Мы целый день корпим-корпим,
Как бы прикованы к мольберту.
И говорим себе: терпи,
Когда однажды сдавит сердце.
Нам только б в красках воссоздать
Весь мир — как есть, а не подобье.
Мы маемся, и цвет холста
Приобретает цвет надгробья.
Но вот он, найденный мазок,
Вобравший все в себя, нетленный,
Всю гамму жизни: от азов
До сложной музыки Вселенной!
Нет красок... Одухотворен
Бессмертием, живет и греет
Твой холст! И не летит орел
Терзать когтями Прометея...


ЭМИГРАНТ

В одном из кабаре Парижа,
Поев изысканной ухи,
Поклонник моды, не подстрижен,
Читал последние стихи.
Ему усердно кто-то хлопал,
А он Отчизну попирал...
О вы, художники-холопы,
О неудачники пера!
Вы, ради денег, ради славы
Ступившие на скользкий наст,
О, как безудержно вы слабы,
Плутающие в трех соснах!
И не спасает денег груда —
Не выбраться из тьмы.
Когда России было трудно,
Где были вы?
Она, как мать детей, звала вас,
Но вы не слышали ее.
Вините же себя за слабость
И за никчемное житье!
...А путь моей Отчизны прочен.
Она видна со всех концов.
Не очернить, не опорочить
Ее прекрасное лицо!


МОТИВЫ ОСЕНИ

Еще совсем не холода
И нет еще на речке льда,
Но пролетел сухой листок,
Теряясь в чистой просини...
Начало всех начал – пролог,
А там – и сказка осени.


* * *
Люблю сентябрь. На фоне синем –
Расцветка пестрая берез,
И колкий под ногами иней:
Полянку затянул мороз.
По ней в обновке первоклашка
Идет с портфелем в светлый класс.
И так блестит на солнце пряжка,
Как-будто лампочка зажглась


* * *
Ливень лил неделю,
Прямо лил, метелил –
Лес насквозь промок,
Только пламя кленов
Потушить не смог.


* * *
Как азбука осени — шелест листвы.
Пластинчатой. Кружится скопом.
Становятся невесомей кусты
И тяжелее – тропы.
Тихо. Ни стука. Ни птичьего свиста.
Я лист, как красную букву, несу...
И в сердце моем так просторно и чисто, –
Как в этом сквозящем лесу.


К СЫНУ

Белка
Скок по соснам рыжим,
Солнце
Греет отовсюду…
Будем
Сын мой,
Выше, выше
Всяких
Сплетен-пересудов.
Скоро
Март погонит воду
Вздует реки
Коромыслом…
Пусть
В душе твоей отроду
Не ютятся
Злые мысли.
Напоенный
Чистой влагой,
Лес
Воспрянет к новой жизни…
Мысли пусть
О личном благе
Не затмят
Любви к Отчизне…
Ты уже
Забыл игрушки,
Книгу вот купил,
Указку…
И читаешь
Про царь-пушку,
Про часы
На башне Спасской.

Понравился материал?
Раскажите друзьям и знакомым:
Нам важно Ваше мнение по данной публикации:
Поставьте оценку:
( 0 Звезды )
Редакция газеты «Золотая горка» Логотип газеты «Золотая горка»
623700, Свердловская область, Берёзовский, Восточная, д. 3а, оф. 603
+7 343 237-24-60

Редакция

Россия, 623700, г. Берёзовский,
Свердловская область,
ул. Театральная, д. 3,
3-й подъезд, оф. 80 
8(343)247-83-34, +7 904-98-00-446, gorka-info@rambler.ru, glav@zg66.ru

При использовании материалов сайта гиперссылка на zg66.ru обязательна. Ресурс может содержать материалы 18+

РЕКЛАМНАЯ СЛУЖБА

Берёзовский
Россия, 623700, Свердловская обл.,
г. Берёзовский, ул. Театральная, д. 3, подъезд 3-й, оф. 80.
8 (343) 247-83-34, +7 904 98-233-61,
+7 904 98-00-250
, rek@zg66.ru

Арамиль
Россия, 624000, Свердловская область,
г. Арамиль, ул. Чапаева, д. 6, оф. 24.
+7 904 980-66-22, +7 904 982-33-61, rek@zg66.ru