Творчество

Карьеры Полевского.

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Полевской. Демонстрация 1 Мая. Колонна Гумешевского рудоуправления.
Полевской. Демонстрация 1 Мая. Колонна Гумешевского рудоуправления.
Фото: © Из архива автора.

Совнархоз продолжал укреплять кадры на уральских предприятиях. В целом, работа в Совнархозе была неплохой. По стране был приостановлен спад производства, стабилизировался среднегодовой пятипроцентный прирост. После двух лет работы в качестве главного инженера Невьянского прииска, мне предложили на повышение две должности: или директором на Гумешевское рудоуправление, или главным инженером на Березовский рудник, который, по своей мощности, превосходил Невьянский прииск того времени, в три раза. Я высказался за Гумешевское рудоуправление, более близкое мне по опыту работы. В рудоуправление входил медный рудник, Зюзельский серно - кобальтовый и никелевый Ивановский карьер.

Гумешевский медный рудник, воспетый еще в произведениях Павла Петровича Бажова, был тогда реконструирован и уже несколько лет работал в обновленном виде. В рудоуправлении, в отличие от Невьянского прииска, сформировался новый коллектив, как я убедился позднее -  очень грамотный и толковый, причем состоящий, как рабочих, так и ИТР. Материально было примерно на том же уровне, как в Невьянске, и в Красноуральске в последние годы. Директор рудоуправления Николай Шапшес, уходил на повышение директором Дегтярского рудника, где он раньше работал главным инженером. Это был очень толковый, положительный человек, и мы как соседи, впоследствии, часто бывали друг у друга на предприятиях, с очень сходными пониманиями всей обстановки на производстве того времени. 

В шестидесятые годы прошлого столетия в Полевском было три крупных предприятия с числом работающих более тысячи человек - Северский трубный завод, Криолитовый завод и Гумешевское рудоуправление. Все они имеют большое историческое прошлое. Северский завод в дореволюционные времена делал железо, в том числе кровельное. Железорудное месторождение Полевского имело примесь никеля, поэтому железо было нержавеющим от природы без добавок. Крыши дореволюционных домов, покрытые кровельным железом завода, до сих пор стоят без всякой покраски. Криолитовый завод раньше был медеплавильным, на базе Гумешевского месторождения. Местные раскопки показали, что медь плавили в Полевском еще и до нашей эры. Интересен Полевской и своим мраморным производством. 

Из четырех мест на Урале, где мне довелось работать, самая живописная природа в Полевском. Три больших водоема, сделанных для нужд заводов, живописные леса и горы, являются также богатством этого города. Недаром в тех местах появился такой большой писатель, как Павел Бажов. Сама природа заставила его писать о себе, о красивых людях, созданных самой красивой природой. На местах его сказов мне и довелось работать. 

Красивые люди были в бажовские времена, но такие же красивые были и в период моей работы в шестидесятые годы. Проходчик Морозиков с бригадой делал по двадцать метров готового ствола в месяц. Бригадир добывающей бригады Балыбердин добивался в полтора раза больше производительности в среднем по руднику. Начальник Гумешевской шахты Зорин Юрий постоянно завоевывал первенство в соревновании цехов и впоследствии стал директором Малышевского рудника. Механик рудоуправления Лещев Михаил поддерживал безаварийную работу всех подразделений рудоуправления. Отлично работал начальник строительного подразделения Гейман. Но особенно следует сказать о главном инженере рудоуправления Шермане Абраме Иосифовиче. Под его руководством была полностью изменена технология добычи подземных руд. На рудниках постоянно работали студенты и выпускники институтов, в поисках новых путей совершенствования производства. По итогам своей работы Шерман был награжден орденом Октябрьской революции. 

Совнархоз был неплохой системой управления, но были и недостатки. Гумешевская шахта была убыточной по проценту, но в свое время министерству нужен был определенный объем меди, а для этого были нужны и шахты с себестоимостью ниже средней. Но, во всяком случае, нам Совнархоз объявил, что возможно, придется шахту закрывать и руководство думает, что делать. В то время начала развиваться торговля с зарубежными странами. Я поехал в министерство внешней торговли, там мне устроили  встречу с финской компанией, и они с удовольствием дали согласие взять всю нашу руду по исключительно выгодной для нас цене. Когда я доложил об этом руководству Свердловского Совнархоза, они сразу же передумали нас закрывать. Примерно то же было и с никелевой рудой, которую изъявили желание взять японцы. 

Интересной была история с кобальтовой рудой Зюзельской шахты. Когда Куба начала нам поставлять никель-кобальтовый концентрат, наши заводы отказались брать нашу руду. Зюзельская шахта приостановилась, наш Совнархоз в деньгах на выплату зарплаты отказал. Я поехал в Совнархоз РСФСР, пришел в приемную председателя, он назначил встречу на девять вечера. Когда я подошел в назначенное время, он на оперативке докладывал по телефону Косыгину о делах конкретно на строительстве цеха в Магнитогорске и о проходке ствола шахты в Норильске. Мне это было слышно по громкоговорящей связи, которую включил председатель, чтобы я тоже слушал Косыгина. По окончании оперативки, уже в десять вечера, я доложил о своей проблеме, и он тут же поручил своему помощнику разобраться и завтра, с утра, дать мне ответ. Утром помощник, а это оказался бывший директор Норильска в пенсионном возрасте, мне сказал, что он за ночь со всеми решил мой вопрос. 

- Сегодня тебе на рудник переведут деньги на полгода работы на склад, а через полгода у тебя заводы заберут эту руду до последней тонны. 

Все так и оказалось. Куба переключилась со своей дружбой на Китай, и свой концентрат направила туда, и мы снова стали востребованы нашими заводами. Так поразительно оперативно работали тогда Совнархозы и в центре, и на местах. Но верх взяли сторонники централизации, и совнархозы были ликвидированы. А восстанавливаемые министерства стали набирать себе новый состав, частично из старых работников, а частично из работников Совнархозов. 

За шесть лет, что мне довелось работать в Полевском, мы построили стоквартирный дом, открыли новый профилакторий, построили новый детсад и пионерлагерь, а для того времени это было непросто и неплохо. Но вот мои отношения с горкомом были неважными, и причиной были жалобы на нас продснаба, запросы которого мы выполняли только по существующим законам. Они же хотели, чтобы мы ремонтировали все их магазины, и вообще делали все, что им надо, и этого добивались через горком, который просто подкармливали всяким дефицитом по тем временам. Но рудоуправление не покупалось на такое и указания горкома по делам продснаба выполнять не спешило. На этих взаимоотношениях первый секретарь Полевского горкома, в конце концов и погорел. Но уже в то время, если взяток никто никому не давал, то подношения уже начинали развиваться, особенно между торговлей и общественными организациями.

В то время каждое предприятие брало на себя подшефные социальные организации. Были и у нас те, кому мы помогали - школы, больницы, но больше всех, не смотря на трудности, помогали совхозу. В отделении Кенчурка косили, чистили покосы, ремонтировали животноводческие помещения. Непосредственно в Полевском участвовали в  строительстве тепличного городка. В свое время, в Невьянске мы строили несколько помещений для коров с дойкой «елочками». Совхозы вроде бы и поднимались, но дефицит в продуктах сохранялся, это в основном в мясных продуктах. Конечно, быстрейшему решению этого вопроса мешала обычная ценовая политика. 

При восстановлении системы министерств начальником Главмеди был назначен Молчанов Александр, раньше работавший на уральских предприятиях. Формирование главка зависело не только от него, поэтому главным инженером назначен сотрудник московского института, никогда не работавший на предприятиях, и заместителем по горному производству Бабич, тоже москвич, никогда не работавший на предприятиях. А дела главка, видимо, требовали работы с предприятиями, и через некоторое время Бабича решили отправить в Чили, а его должность, после тщательного знакомства со мной, с моим опытом работы, предложили мне. Уже был решен вопрос с квартирой, дачей, пропиской, но, в Чили произошел переворот, пророссийское руководство ушло в отставку, и Бабич туда не поехал, задержалось и мое назначение, а Молчанов в это время умер от инфаркта. 

А в это время в ЦК КПСС приходит новый секретарь по промышленности – Долгих Владимир Иванович, родом из Красноярска. Он начал подтягивать в Москву своих бывших сослуживцев из Норильска, и должность заместителя Главмеди занимает Жмурко, его бывший заместитель в Норильске. Меня в это время приглашают на работу директором Березовского рудника директор снова. Конечно, уходить из Полевского было жаль, но там ожидалось объединение с Дегтярским рудником, который шел на закрытие из-за конца запасов. Полевской был удобным для жизни. Жена Людмила Васильевнаработала завучем в школе, сын Георгий учился в школе, племянник Валера закончил после армии Свердловский техникум связи и получил назначение в Кишинев. В Полевском похоронил мать, Анну Степановну семидесяти лет… Но  решился ехать в Березовский.  

Примерно в то же время, в Главмеди мне сказали, что остановились после всех согласований на моей кандидатуре для работы директором строительства нового огромного медеплавильного Удоканского комбината в районе Читы, взамен выбывающего из-за выработки запасов руды Норильского комбината. Начало строительства комбината откладывалось из-за временных финансовых сложностей. Меня даже познакомили с проектом этого комбината – это было непростым делом во всех отношениях, начиная с местоположения. Кругом тайга, близлежащее поселение в пятистах километрах, вечная мерзлота. В общем, и хорошо, что там не оказался, хотя был уже на эту тему разговор с новым начальником, который меня знал еще по работе в Свердловском совнархозе. Но вскоре после этого разговора, в девяностые годы,  министерства того времени были снова ликвидированы. 

В девяностые годы реформ не стало Гумешевских рудников, не стало Дегтярского рудника, но остались самые хорошие воспоминания о тех местах, и о том  времени. Гумешевский рудник имеет очень большую историю и закрылся он в годы новых реформ и распада Советского Союза, имея запасы руды еще на десятки лет. Но вот закрылся в суматохе тех лет, как закрылись многие предприятия. За свою историю этот рудник не раз закрывался, но приходили более успешные годы в экономике, требовалась медь, и рудник снова открывался  и начинал работать.  

Уверен, что он снова в обновленном виде начнет работать в будущем. Основа тому и Бажовские сказочные мастера – есть они, остались!

Понравился материал?
Раскажите друзьям и знакомым:
Нам важно Ваше мнение по данной публикации:
Поставьте оценку:
( 0 Звезды )

Комментарии

Определить...

1000 Осталось символов


Редакция газеты «Золотая горка» Логотип газеты «Золотая горка»
623700, Свердловская область, Берёзовский, Восточная, д. 3а, оф. 603
+7 343 237-24-60

Редакция

Газета «Золотая горка», zg66.ru
Россия, 623700, г. Берёзовский,
Свердловская область,
ул. Театральная, д. 3,
3-й подъезд, оф. 80 
8(343)247-83-34, +7 904-98-00-446, gorka-info@rambler.ru, glav@zg66.ru

При использовании материалов сайта гиперссылка на zg66.ru обязательна. Ресурс может содержать материалы 18+
Издательский Дом Городская Пресса, г. Березовский

ИД «Городская пресса» - Берёзовский
Россия, 623700, Свердловская обл.,
г. Берёзовский, ул. Театральная, д. 3, подъезд 3-й, оф. 80.
8 (343) 247-83-34, +7 904 98-233-61,
+7 904 98-00-250
, rek@zg66.ru

ИД «Городская пресса» - Арамиль
Россия, 624000, Свердловская область,
г. Арамиль, ул. Чапаева, д. 6, оф. 24.
+7 904 980-66-22, +7 904 982-33-61, karman@zg66.ru


 

Навигация