Творчество

Красноуральск. Медные рудники.

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
С геологами в Красноуральске.
С геологами в Красноуральске.
Фото: © Из личного архива автора.

В Красноуральске действовали два медных рудника и медеплавильный завод, построенные в тридцатые годы американцами. Каждый из рудников добывал по триста тысяч тонн в год руды с содержанием меди два процента. Рудники объединялись в Красноуральское рудоуправление, в котором вместе со всякими вспомогательными службами работало четыре тысячи человек. 

Меня определили работать участковым маркшейдером на Красногвардейский рудник. В то время координаты на маркшейдерских планах, запасы полезных ископаемых, объемы добычи и многое другое были секретными и в связи с этим из-за репрессии отца у меня возникли затруднения, которые осложняли мою работу до 1953 года – года смерти Сталина. На работу же я приехал в 1951. 

В послевоенные годы производство бурно восстанавливалось и развивалось. На Красногвардейском руднике вскрывались новые горизонты, создавались новые участки добычи, ликвидировались последствия упущений в военное время отработок, в том числе сложной инженерной работы. В рудоуправлении, из пятнадцати маркшейдеров не было ни одного инженера, поэтому и набрано было несколько практиков. И мои знания, может, еще не очень прочные, но немного уже использованные на практике в Сарановском руднике, были тогда очень востребованы. 

Рудники постоянно наращивали свое производство, в оплате труда бригад действовала прогрессивная система, велись скоростные проходки и подготовки отдельных блоков для отработки. Маркшейдерская служба – непосредственный участник определения направлений горных работ – действовала с особым напряжением и востребованностью. И мне уже было вскоре доверено стать старшим маркшейдером на руднике, а затем и главным в рудоуправлении, в задачи которого входило, в том числе, планирование развития горного производства. Вместе с этим выстраивались отношения с рабочими, с бригадирами и начальниками участков, с руководителями шахт, налаживались контакты со специалистами проектных и исследовательских институтов, с сотрудниками министерства. И всему этому в вузах не учат, но это, может быть, не так просто все складывалось, но очень нужно для успешной работы  производства.  

Важную роль в работе имеет использование опыта других предприятий. Работая в Красноуральске, находясь в введении Главмеди Министерства цветной металлургии, нам, специалистам разного уровня, очень часто приходилось участвовать в различных мероприятиях по повышению знаний. Например, мне пришлось участвовать в месячной поездке по предприятиям Казахстана и Узбекистана. В то время, там строилось много новых рудников с современным оснащением и оборудованием. Были семинары на Гайском комбинате, на Сибае. Особенно часто знакомились с базовым предприятием по освоению новой техники на Дегтярском руднике. 

Но красноуральцы не только учились у других. На рудники также ехали за опытом. В Красногвардейском и Левинском рудниках успешно внедрялась система подэтажного обрушения с применением глубокого бурения. Некоторые предприятия интересовались нашим опытом в борьбе с подземными пожарами, с чем коллектив рудоуправления вместе с другими предприятиями и институтом Унипромед претендовал на получение Ленинской премии. 

В нашем рудоуправлении, на Чернушке в 1954 году, впервые в цветной металлургии, был использован открытый способ отработки с применением автотранспорта. А на Кабанском руднике, также впервые, были применены шагающие экскаваторы. На  рудниках Красноуральска проходили длительную практику в 1956 году болгарские и китайские специалисты. Работников Красноуральских рудников нередко направляли на другие предприятия. Так, директор рудоуправления Иван Васильевич Елисеев был переведен в должность директора на самое крупное в области предприятия Субра. С повышением ушли на другие предприятия  Порохин Р.В., Синельников В.Б., Бакиновский И.И., Воропаев И.В. 

Мне довелось работать в Красноуральске маркшейдером участка, старшим маркшейдером рудника, главным маркшейдером рудоуправления, главным инженером рудника, начальником производственно - технического отдела рудоуправления, начальником горного отдела, в то время, когда рудоуправление уже соединили с заводом. Надо сказать, что объединения рудников с заводами, проведенные тогда по всей стране, пользы не принесли, потому что ослаб хозрасчет на рудниках, лишенных своих счетов. 

Период работы в Красноуральске характерен еще очень большим объемом геологоразведочных работ. Непосредственно на Красногвардейском руднике работала бригада бурильщиков разведочных скважин. На территории рудоуправления работала разведочная партия  из ста человек – разбуривали шахты во фланги и на глубину. В районе города, на расстоянии пятидесяти - ста километров, вела разведку Лайская экспедиция, она нашла Кабанское и Волковское месторождения, которые до сих пор эксплуатируются Красноуральским комбинатом. К сожалению, все эти работы сейчас свернуты, и завод в Красноуральске, как и в целом всё УГМК, держится на разведках советского времени. А сейчас медеплавильные заводы Урала, в том числе, ориентируются на руду Удоканского месторождения в Читинской области, разведанной еще в 1949 году и приостановленного из-за низкого содержания меди и сложности освоения.

Внутренние потребности в меди Урала в послереформенный период значительно упали. Большими тружениками Красноуральского рудоуправления периода 1951-1960 годов были директор  рудоуправления Иван Елисеев и инженер Рим Порохин, начальник Красногвардейского рудника Александр Гончар, главный инженер рудника Игорь Мигай и геолог рудника Петр Суворов, главный геолог рудоуправления Сергей Баталин, старший маркшейдер Левинского рудника Михаил Носарев, начальник Кабанского рудника Анатолий Белов, маркшейдер этого рудника Феликс Пономарев, механик этого рудника Геннадий Завадский, начальник планового отдела рудоуправления Нина Васильева, бригадир бурильщиков Виктор Гончар, бригадир очистной бригады Б. Ашихмин, бригадир проходчиков Николай Мельник, проходчик Борис Постников, начальник участка и впоследствии секретарь парткома Эрик Гадзалов, начальник отдела труда Людмила Кондрашева и впоследствии секретарь горкома КПСС, Борис Синельников механик участка и впоследствии инструктор ЦК КПСС и зам.министра черной металлургии по кадрам. Главный инженер шахты Альварес В., горноспасатель Леонид Шимов и впоследствии начальник управления горноспасателей министерства цветной металлургии, Василий Мельников, конструктор, впоследствии начальник производственного отдела ВЖР, механик Алексей Лексин, главный механик рудоуправления, а после объединения с заводом – главный механик комбината и один из многих участников ВОВ, работавших на шахтах  Красноуральского рудоуправления. Быков Алексей – зав.горными работами Красногвардейского рудника, впоследствии директор Кочкарского золотодобывающего рудника. К себе, на Кочкарский рудник он устроил перевод из Красноуральска многих специалистов, которые наверняка использовали все положительное, что было в  Красноуральске.

Когда я работал главным инженером Красногвардейского рудника, а Алексей Быков был зав.горными работами, мы решили испытать короткозамедленное взрывание при массовом взрыве десять тонн на одном из блоков. Взрыв сработал не весь - несколько тонн, вместе с бикфордовым шнуром остались в не до конца разрушенной горной массе. Проверить и решить, что делать оставшейся взрывчаткой сначала пошли одни, вдвоем и приняли решение заливать блок водой сверху через скважины. Потом сделали повторный, разбросанный взрыв, а затем стали выпускать руду. Все прошло и закончилось благополучно, но мы убедились, что с замедленным взрыванием надо быть осторожней. 

Работая в Красноуральске, большую и разностороннюю практику удалось получить при строительстве Кабанского рудника. Это месторождение расположено в сорока километрах от действующих рудников и завода, в лесу, рядом с маленьким поселком Арбат, жители которого в свое время занимались землей и лесозаготовками. Запасов руды было немного, лет на пятнадцать, тем не менее, целесообразным оказалось отстроить там поселок на пятьсот человек для рабочих рудника и все социальные объекты: школу, больницу, детсады. Работая в производственно - техническом отделе, всем этим приходилось мне заниматься, начиная от составления проекта, а затем оснащением построенного и обустройства жизни. Сейчас бы, конечно, организовал бы туда просто доставку людей автобусом или, в крайнем случае, вахтовый метод, но тогда, в пятидесятые годы, было не так.  

За сорок лет работы на производстве, все годы я проработал на Урале, в Свердловской области, из них, десять лет - в Красноуральске. Первые двадцать лет шагал по карьерным ступенькам, и было это в основном в Красноуральске, остальные двадцать - был директором. За это время, в области сменилось шесть руководителей, в стране – семь, шестеро моих директоров предприятий и пятеро начальников главков. И только министр цветной металлургии был один – Ломако Петр Фадеевич, за исключением, правда, пяти лет, когда были Совнархозы. С министром впервые я познакомился в 1954 году. На Дегтярском руднике он  проводил совещание с молодыми специалистами, и я туда был командирован от Красноуральского рудоуправления, вместе с главным инженером Порохиным Римом Васильевичем. В Дегтярске тогда еще работали на стройках пленные немцы и мы там видели немца с доской с надписью «Я убил Зою Космодемьянскую». 

До Дегтярки добирались на легковой машине, тогда еще по старой грунтовой дороге. Заправок не было, бензин возили с собой, до Свердловска ехали двенадцать часов. По окончании совещания директор устроил прием в столовой, где нас было человек десять, а из молодых специалистов человек пять. Я сидел рядом с Петром Фадеевичем, через одного человека. Это было в день Масленицы и нам подали двенадцать сортов блинов и мы пили понемногу коньяк. Очень немного пил и Петр Фадеевич. Директор Дегтярки рассказал, как пытались через Свердловский аэропорт сбежать те самые пленные немцы. Петр Фадеевич рассказывал разные случаи - о работе в военные годы, когда он уже был министром и еще очень молодым человеком. 

Впоследствии с министром довелось познакомиться ближе, но, уже когда я работал на Березовском руднике. А когда работал в Красноуральске, в Министерстве бывал нередко по согласованию проектов и планов работ текущих и годовых, работал главным маркшейдером и начальником техотдела. Один раз пришлось даже остаться  на Новый год и жил тогда в новенькой гостинице «Ленинградская». На этаже в гостинице я оказался один, деньги у меня кончились, а дежурный официант и горничная решили отметить Новый год, а поскольку им двоим было скучно - пригласили меня. И я за их счет довольно богато встретил тот Новый год. 

Известно, что в довоенные годы широко распространилось стахановское движение. Отдельные люди добивались исключительно высоких показателей в производительности труда. Их примеру следовали многие и несмотря на большой формализм, отдача была серьезной и полезной. Таким последователем стахановского движения на Красноуральском руднике стал Илларион Янкин. При бурении вертикальных шпуров он сначала стал бурить не на одном перфораторе, а на двух, затем на трех. С помощниками дело доходило до десяти перфораторов. Его примеру последовали бурильщики Левинского рудника, а затем и других рудников отрасли.  

В те годы в целом резко росла производительность труда, росли объемы производства на предприятиях, снижалась себестоимость, и как результат - государство имело возможность каждый год снижать потребительские цены. А Илларион Янкин впоследствии, в пятидесятые  годы, поступил в Горный институт на трехгодичный курс обучения и закончил институт в одно время со мной. И мы,  будучи студентами, нередко там с ним встречались. После окончания он стал директором Пышминского медного рудника, а затем, в 60-е годы, стал директором целинного совхоза и там получил вторую звезду Героя. После возвращения с целины работал в аппарате горноспасателей в Свердловске. По характеру это был исключительно положительный человек. 

В годы работы в Красноуральске были широко  распространены рационализация и изобретательство. Причастен к этому был и я, за что был награжден специальным значком министерства, а затем и медалью – работа рационализаторов высоко ценилась и вознаграждалась определенной частью из полученной от предложения экономии. В этой работе могли участвовать как специалисты, так и рабочие. Впоследствии, будучи в Японии, я эту картину наблюдал на японских предприятиях.

В Красноуральске произошло главное событие в моей жизни – стал семейным человеком. Женился на учительнице Чирковой Людмиле Васильевне. Там родился сын Георгий - это было главное для меня во всей последующей жизни и работе. Жили дружно, понимая друг друга, без каких-либо серьезных конфликтов. Годы работы в Красноуральске, эти десять лет, были годами учебы. И если впоследствии, мне предлагали такие высокие должности, как заместитель начальника главка или должность директора строительства крупнейшего комбината в цветной металлургии – Удоканского комбината, то, это благодаря опыту и авторитету Красноуральского рудоуправления, полученному у специалистов этого коллектива. 

А умению выстраивать свои отношения с людьми, наверно, я обязан своему крестьянскому происхождению, которое всегда предусматривало уважение ко всем, с кем  имеешь дело, будь то по работе или по жизни.

В Красноуральске неяркая и небогатая окружающая природа, но тем не менее есть места, где можно побыть и забыть на время ту суровую действительность, которую несут в себе шахты. Холмисты и лесные дали в районе Кабанского рудника, места, куда изредка небольшой компанией ездили побродить по лесу с ружьем. Речка Тура в десяти километрах от Красноуральска была с рыбой, туда мы выезжали тогда еще на редких своих машинах с бреднем и варили уху. 

В конце пятидесятых, на речке Кушайка, силами местных предприятий построили плотину и сделали пруд шириной метров сто и длиной около километра. Весь город отдыхал на этом водоеме летом, а через некоторое время там появилась и рыбешка. Но все это как-то стало нужным к концу пятидесятых, в начале же пятидесятых все были заняты больше хлебом насущным: у ИТР постарше были свои подсобные хозяйства – корова, поросенок, а следовательно – покосы, приусадебный участок с картошкой и, как говорится, не до отдыха. Во время отпуска ходили в шахтерский профилакторий или ехали в дом отдыха по соседству с городом, где было налажено неплохое  питание. Автобусов в те времена не было и хотя шахты находились недалеко друг от друга, тем не менее, у каждой шахты был свой поселок, своя школа, больница, свой клуб, стадион. 

Состав работающих на рудниках – это, в основном, приезжие из сельской местности, в значительной степени через систему школ ФЗО. Возникающие конфликты, в основном по текущей сдельной зарплате, решались на уровне руководства шахт и изредка профсоюзных комитетов. Многие в какой-то мере конфликтные дела предупреждались профсоюзными колдоговорами. Средняя зарплата по руднику в деньгах того  времени составляла примерно тысячу рублей. Минимальные зарплаты, например, техничек – пятьсот рублей,  мастера – тысяча триста., начальная участкового маркшейдера  тоже тысяча триста. При выполнении планов была премия шестьдесят процентов от зарплаты. У рабочих забойной группы была прогрессивная оплата, а у иных бригад в отдельные месяцы зарплата достигала пяти тысяч. Самая высокая зарплата директора предприятия была в пределах трех тысяч рублей, плюс иногда премия.  Обед в столовой стоил тогда пять рублей, но, с появлением в продаже автомашин «Москвич» и «Победа» желающих купить было очень мало. 

Серьезным недостатком в оплате тех времен было то, что все старались взять на себя план меньше, чтобы  получить гарантированно премию, причем на всех уровнях. Конечно, это не всегда удавалось, но тем не менее, такой недостаток был и долго оставался.

Понравился материал?
Раскажите друзьям и знакомым:
Нам важно Ваше мнение по данной публикации:
Поставьте оценку:
( 1 Звезды )

Комментарии

Определить...

1000 Осталось символов


Редакция газеты «Золотая горка» Логотип газеты «Золотая горка»
623700, Свердловская область, Берёзовский, Восточная, д. 3а, оф. 603
+7 343 237-24-60

Редакция

Газета «Золотая горка», zg66.ru
Россия, 623700, г. Берёзовский,
Свердловская область,
ул. Театральная, д. 3,
3-й подъезд, оф. 80 
8(343)247-83-34, +7 904-98-00-446, gorka-info@rambler.ru, glav@zg66.ru

При использовании материалов сайта гиперссылка на zg66.ru обязательна. Ресурс может содержать материалы 18+
Издательский Дом Городская Пресса, г. Березовский

ИД «Городская пресса» - Берёзовский
Россия, 623700, Свердловская обл.,
г. Берёзовский, ул. Театральная, д. 3, подъезд 3-й, оф. 80.
8 (343) 247-83-34, +7 904 98-233-61,
+7 904 98-00-250
, rek@zg66.ru

ИД «Городская пресса» - Арамиль
Россия, 624000, Свердловская область,
г. Арамиль, ул. Чапаева, д. 6, оф. 24.
+7 904 980-66-22, +7 904 982-33-61, karman@zg66.ru


 

Навигация